» » Некромант на охоте - Лисина Александра

Жми, тут можно >>> Аудиокниги слушать онлайн
бесплатно

Некромант на охоте - Лисина Александра

+11
Некромант на охоте - Лисина Александра

Скачать книгу Некромант на охоте - Лисина Александра бесплатно



Да-а… с этим «светлым» мы точно каши не сварим — безграмотный, судя по прорехам в защите, до смешного слабый, что хорошо было видно по уровню напряженности магического фона, привыкший работать сугубо по книжкам и умеющий ставить лишь стандартные охранные заклятия… ох, сколько же ошибок он налепил, когда пытался оградить свои комнаты от вторжения извне! А как бездарно понаставил примитивных ловушек, которые с легкостью смогут обезвредить адепты первого курса Академии! Зато скрывающаяся за соседней дверью (уже одно это говорило о многом!) лаборатория оказалась сравнительно неплоха. Парочку редких зелий, изготовленных знающим и определенно не местным магом, я даже с собой прихватил — пригодятся. Затем проверил, нет ли в округе других претендентов на мое пристальное внимание. Разочарованно вздохнул. После чего незаметно покинул помещение и всерьез призадумался над тем, что делать дальше.



Ночь-то не бесконечна, а мне к рассвету обязательно следовало вернуться в Академию. Однако и выяснить, куда подевались выписанные герцогом молодые мэтры, тоже стоило. Он же их получил в полное свое распоряжение, когда в округе… еще до прибытия отпрыска… начались трудности с мертвяками. Потом их, вероятно, выселили, когда наследничек занял новые апартаменты. Но куда их могли поместить ПОТОМ, если в замке, судя по фону и отсутствию каких бы то ни было следов, они больше не появлялись? Не обратно же их герцог отправил?



От неожиданной мысли я остановился на середине шага, а потом фыркнул и почти бегом вернулся к воротам.
— Верзила, вставай! — бодро велел, заглядывая в грязную каморку, где оставил лежать кузнеца. Он, как ни странно, оказался на месте, только теперь был прикрыт сверху плотной дерюгой. С головой прикрыт, если кто не понял. — Мы уходим!
Не подающий признаков жизни здоровяк тут же скинул с себя грубую ткань, с подозрением огляделся и, узрев меня, с облегчением сел.
— Очень вовремя, хозяин. А то надоело изображать самого себя.



— Кто-нибудь догадался?
— Бабку-травницу старшина быстро притащил, — ухмыльнулся зомби. — Она-то и сообразила, что к чему. Я, конечно, сразу бросил прикидываться умирающим, подрыгался для виду и превратился в качественного мертвеца. Она поохала, подтвердила караульным, что мертв, да и ушла. Только после этого меня оставили в покое и дали подремать.
— Подозрительного ничего не учуял?
— Нет, хозяин, — помотал головой кузнец, выбираясь из-под дерюги полностью. — Нежить тут, если и была, то уже давненько — никаких следов не оставила. А как вы собираетесь уходить? Ворота-то закрыты…



Я только отмахнулся.
— Подземные ходы есть везде.
— А стража? Не найдя нас с вами в замке поутру, могут шум поднять, герцог что-нибудь заподозрит…
— Герцогу нет дела ни до чего, кроме себя. Судьба пропавшего мальчишки-крестьянина и его дурака-дядьки ему до сосновой шишки. А караульным шум поднимать не с руки — за пропавших людей их по головке не погладят. Да еще и взгреют за то, что чужаков посреди ночи пустили.
— Но нас видел маг, — настойчиво заметил зомби.
— Он об этом не вспомнит, — успокоил его я. — И поутру будет все категорически отрицать. Так что все, что на нас есть, будет известно лишь со слов подвыпивших стражников, честность которых окажется некому подтвердить. Со старухой Дибс договорится — думаю, пары монет будет достаточной платой за ее молчание. А своим велит придержать языки, чтобы не потерять должность. Мы с тобой, поверь, такой жертвы с его стороны не стоим, поэтому он предпочтет забыть о том, что вообще кого-то видел, и будет спокойно доживать старость, искренне веря в то, что ему просто привиделось.



Верзила недоверчиво на меня посмотрел, а потом пожал плечами.
— Как скажете, хозяин. Вам виднее.
— Совсем другой разговор, — хмыкнул я и первым выскользнул за дверь.
Выбраться из замка оказалось несложно, благо заклинание невидимости я растянул на нас двоих. Поэтому ушли мы, можно сказать, тихо. Я лишь однажды нарушил режим молчания — когда в одном из коридоров нам навстречу попалась уставшая служанка с корзиной мокрого белья. Единственная, кто, наверное, еще не спал в столь поздний час.



Что ж, на ловца и зверь бежит. Все равно мне нужен был кто-то из местных.
Наложив на женщину легкий транс, чтоб не визжала, я вышел из тени, наложил на нее второе заклинание и, заглянув в пустые, ничего не выражающие глаза, в которых не было даже толики страха, задал интересующий меня вопрос:
— Где тут у вас самое жуткое и проклятое место, куда под страхом смерти запрещено ходить даже днем?
Она даже не замедлилась с ответом:
— Старый погост за северным холмом.



— Тот, что ближе к болоту? — на всякий случай уточнил я, бесцеремонно шаря по ее памяти в поисках координат.
— Да, — равнодушно ответила женщина.
Я удовлетворенно кивнул, найдя, наконец, то, что искал.
— Свободна. Забудь о том, что кого-то встретила, и иди куда шла.
Служанка моргнула и послушно двинулась дальше. Поначалу она передвигалась, словно кукла — на негнущихся ногах и с нелепо повернутой в сторону головой. Но стоило мне снять подчиняющее заклинание, тут же встрепенулась, неуверенно провела рукой по лицу, будто прогоняя остатки наваждения, а затем пробормотала что-то неразборчивое, воровато оглянулась. И, осенив себя охранным знаком, торопливо скрылась за поворотом.



— Сильная магия, — уважительно прошептал Верзила, когда топот ее башмачков затих вдали. — И полезная. Наш прежний хозяин такой не владел. Но зачем нам погост, господин?
— А где бы ты спрятал некромантов, которых нанимал избавить свои земли от нежити? Да еще так, чтобы они не испортили магический фон?
Зомби непонимающе наморщил нос.
— В замке. В лаборатории.
— Да? А если бы они проводили эксперименты с нежитью? И откармливали целый выводок тварей наподобие тех, что мы видели сегодня?



Кузнец вынужденно признал:
— Тогда как можно дальше от людей. В лесу…
— Или в месте, о котором идет дурная слава и куда не сунутся любопытные, — подхватил я, довольно скалясь. — Скажем, в надежном склепе, где есть специально оборудованный подвал, переделанный под лабораторию. А еще лучше — в заброшенных катакомбах, где можно устроить загоны для вылупляющейся нежити. Ты как, горазд исследовать зловещие подземелья?
Верзила хищно прищурился.
— Сколько угодно!
После чего нырнул следом за мной в открывшийся проход и предвкушающе облизнулся.




Глава 11


«Люблю повеселиться… особенно за чужой счет».
Гираш.
О том, что мы движемся в правильном направлении, стало понятно, когда впереди стал ощущаться едва уловимый источник «светлой» магии. Вернее, несколько источников, накрывающих эту часть леса невидимым пологом простого, но очень полезного заклинания.
Если бы источник был один, а я не пользовался поисковыми заклятиями собственного изготовления, скорее всего, я бы его не заметил. И Нич, если бы был здесь, ничего особенного наверняка бы не ощутил. Так, легкий зуд в голове, напоминающий звон комариных крыльев. Или слабое покалывание в затылке, не повлекшее за собой никаких последствий. А, может, и вовсе неприятных ощущений бы не возникло, поскольку ни он, ни я не выходили из дома без надежной защиты.



У простого смертного подобное прикосновение вызвало бы приступ паники и желание поскорее убраться отсюда подальше. Животные к источнику подобного излучения вовсе не подошли бы ближе полусотни шагов. В невидимую полосу отчуждения старались не соваться даже насекомые. Тогда как мои звери пролетели сквозь нее без задержки, кузнец-зомби озадаченно почесал затылок, а я только хмыкнул и почти сразу приметил несвойственные обычным соснам наросты, старательно замаскированные под древесные грибы.



Толку от таких артефактов, конечно, немного — убить или покалечить возможного нарушителя они не могли. Однако на то, чтобы отпугнуть кабана или прогнать позарившегося на молодую телку хищника, вполне годились. Их, к слову, обычно для этого и использовали.
Но кому могли понадобиться предупредительные амулеты возле старого болота? Следить за тем, чтобы лоси в топь не провалились? Или чтобы дети к дальнему погосту не рвались? Так до ближайшей деревни ого-го сколько топать — сюда даже на крыльях утомительно добираться. Да и кто попрется в такую даль ради того, чтобы удовлетворить свое любопытство? Впрочем, от случайных попутчиков амулеты отваживали надежно — концентрация страха возле них была такой, что даже Верзила изволил почесаться. А уж неразумный крестьянин, на которого внезапно обрушится волна дикого ужаса, помчится отсюда прочь так, что только пятки засверкают. Вот вам и проклятое болото… то самое, кстати, куда унесло мою пропавшую Зубищу.



Интересное совпадение, не находите?
Придержав Резвача и отогнав собаку за спину, я с удвоенным вниманием принялся обшаривать окрестности в поисках второй линии защиты. И не ошибся — шагов через сто обнаружилась такая же трехрядная магическая «охранка». Почти точная копия той, что мы преодолели возле реки. С той только разницей, что здесь она была совсем свежая, регулярно обновлялась и реагировала не только на живых двуногих, но вообще на все движущиеся объекты, независимо от степени их оживленности.



Мне пришлось потратить целых двадцать минут на то, чтобы открыть узкий проход на ту сторону. И это — только первый заслон! А следующие два пришлось преодолевать уже испытанным способом, чтобы не рисковать и не тратить время. Благо, поднять нити заклинания повыше старательный маг, создавший эту гадость, так и не удосужился.
— Значит, мы по делу пришли, — предвкушающе потер ладони я, когда полоса препятствий осталась позади. — Пустое место так хорошо охранять не будут. Да, Резвач?
Умсак согласно рыкнул.



Я потрепал его по лоснящейся холке и, отвязав седельную сумку, спрыгнул на землю.
— Молодец. А это значит, что дальше мы пойдем пешком. Гавкач, рядом!
Дальше пришлось идти еще осторожнее — я ждал подвоха на каждом шагу, поскольку прекрасно видел, насколько тут удобное место для всевозможных ловушек. Спутников терять не хотелось — слишком много за них уплачено, так что едва ли не впервые в жизни мне пришлось поступиться принципами и шагать первым. Воскресить умсаков или Верзилу, конечно, несложно, но я не для этого потрошил старшего демона и до отказа забивал накопители его силой. На нее у меня иные планы, которые я пока не готов серьезно пересмотреть.



Впрочем, все опасения оказались напрасными. То ли «светлый» маг нам попался беспечный, то ли он так свято верил в непогрешимость «охранки», а то ли я стал таким недоверчивым к старости, что уже осторожничаю там, где не надо. Как бы там ни было, последующие шагов двести мы преодолели без всяких трудностей. И вышли на край огромного погоста без каких-либо препятствий.
Собственно, погостом он перестал быть уже давно — свежих захоронений здесь не делали лет, наверное, тысячу или даже побольше. От некогда высокой ограды не осталось ничего, кроме нескольких громадных, наполовину ушедших в землю и покрытых лишайниками валунов. Вместо ворот виднелись два искореженных, безжалостно смятых и перекрученных какой-то неведомой силой металлических столба, почти полностью скрывшихся в травяном мусоре. Кованые створки, если они когда-то были, бесследно исчезли. А сразу за ними простиралось громадное, напрочь лишенное деревьев пространство, покрытое пожелтевшей в разгар лета травой, чахлыми кустиками чертополоха, щедро изрытое довольно глубокими, оплывшими по краям ямами и больше похожее на результат усилий кладоискателей, нежели на древний могильник. Единственное, что не вписывалось в образ, так это гробовая тишина, изредка нарушаемая шелестом листвы и скрипом веток на деревьях. Да легкий привкус затхлости, оседающий на губах неприятным осадком.



То, что передо мной находятся могилы, я тоже понял не сразу — многочисленные рытвины, изъевшие землю наподобие оспин, наводили на мысль о том, что их обитатели покинули эти места самостоятельно или же их оттуда неаккуратно достали. Каменные надгробия, которые тоже нашлись под толстым слоем дерна… видимо, непростое тут было кладбище… по большей части оказались повалены. Многие из них, судя по неровностям под ногами, были разбиты на куски. Какие-то вросли в землю настолько, что снаружи виднелись лишь покрытые старой листвой и ссохшимися ветками расколотые края, которые словно кто-то в бешенстве обтесывал гигантской дубиной. Между ними даже деревья отказывались расти, хотя, казалось бы — вон, сколько места, бери да заселяйся.



Но нет. За прошедшие века никто, кроме чертополоха, не рискнул занять освободившееся место. Да и то, рос он неуверенно, куцыми островками, словно витающие над оскверненными могилами отголоски прошлого мешали лесу залечить эту болезненную язву.
А вот за что сразу зацепился взгляд, так это за три невысоких холмика в центре, которые оказались грудой похороненных под землей развалин. Вполне вероятно, остатки склепов, в которых прежние хозяева хоронили усопших предков. Размеры сейчас оценить было трудно, но, судя по тому, что на ворота владельцы склепов не поскупились, да и почти каждому мертвецу уважительно предоставили индивидуальное надгробие, простых людей тут не хоронили. Так что и места упокоения для самых-самых должны были быть внушительными.



Прежде чем отправиться в их сторону, я по привычке прошелся вдоль границы и дважды прощупал пространство целой связкой поисковых заклинаний. Проклятий… по крайней мере явных… над кладбищем не нашел. Охранных заклинаний, чему, надо сказать, искренне удивился, тоже. Следилок на деревьях вовсе не оказалось. Зато в ямках под валунами отыскались еще несколько амулетов, предназначенных для создания несложного четверичного заклинания. Какой уж должна была быть генерируемая ими иллюзия, я не знаю, поскольку один из двух найденных мною артефактов оказался истощен, но, судя по дурной славе этого места, что-то явно зловещее. Скелеты, разбросанные тут и там в живописных позах, страшного вида черепа, скалящиеся остатками зубов, светящие по ночам огни в пустых глазницах… в общем, обычная дурь, которая действует лишь на необразованных дикарей.



Насколько я мог судить, заряд амулета истощился не так давно — каких-то пару месяцев назад. И с тех пор его восстановлением никто не озаботился, что привело к сбою в работе заклинания. Однако, судя по всему, орудовавший тут маг посчитал, что обновлять его излишне — хватит «охранки» и предупреждения на входе.
Я в принципе был с этим согласен, но на месте мага пристроил бы амулеты к другому делу. А то лежат тут, ржавеют…
Внезапный налетевший порыв ветра заставил меня отвлечься от мысли прикарманить полезный продукт. А пришедшая вместе с ним несусветная вонь, в которой преобладал крепкий аромат тухлых яиц и еще какой-то, смутно знакомый, но пока непонятный запах, от которого у меня поневоле сморщился нос, вынудил принюхаться и понимающе кивнуть.



— Похоже, топь где-то неподалеку…
— Ваша правда, хозяин, — спокойно ответил из-за спины Верзила. — Болото совсем близко. Мы его когда-то так промеж собой и звали — Смердило. В ветреный день, бывало, и до деревень вонища долетает…
— Неужто такое большое? — рассеянно удивился я.
— До самых гор лежит. И даже баронство наше краешком самым цепляет.
— Ты-то откуда знаешь? Карту где-то видел или к соседям в гости ходил?
— Дед у меня когда-то у Ангорских служил, — пожал плечами зомби. — Он и рассказывал всякое. Несколько раз отца по охоте далеко к северу заносило… так он и русалку в тех местах как-то видел. Песню ему какую-то скрипеть начала, да только он глуховат был, отец-то… в отрочестве еще повредился… потому и не слышал гласа зовущего. Живым значитца ушел. Говорил потом, что и на сухом однажды следы нечисти заметил: здоровенные, с когтями аж по ладони длиной. Как узрел дрянь-то такую, так ноги оттуда поскорее унес да зарекся больше в той стороне дичь искать. Леса там все равно бедные, птицы почти нет, зверье бежит прочь сломя голову… он ведь от отчаяния в ту сторону забрался — год был скверный, вот и понесло его почти в самую топь. Едва, говорил, выбрался. До самого дому казалось, что глаза голодные из-за кустов провожают…



— Все может быть, — задумчиво откликнулся я, все еще не решив, брать чужой амулет или нет. Сумка у меня забита под завязку. Пихать туда дополнительный груз… не хочу нарушать порядок укладки. Может, потом в самый нужный момент не успею достать необходимый инструмент. — Пожалуй, умсаков и Гавкача придется оставить здесь — на открытом месте они слишком бросаются в глаза…
— Я с вами пойду, хозяин, можно? — быстро спросил Верзила, не дожидаясь, когда я озвучу приказ целиком.
Я медленно наклонил голову, потрогал пухлую сумку и, рассудив, что с амулетом можно определиться на обратном пути, коротко ответил:



— Идем.
На кладбище нас тоже не встретили ни ловушки, ни охранные заклятия. Одно дохленькое опознавательное заклинание на подступах к склепам, при виде которого я даже немного огорчился уровнем потенциального противника, не в счет. Ну кто же ставит ученические, известные еще со студенческой скамьи заклинания на таком объекте? Атакующие, безусловно, отпадают — если внизу находится лаборатория, то может и рвануть. Но следящие-то поставить было можно?!
Хотя нет. Прошу прощения — во-о-он что-то впереди поблескивает. Правда, пока за беспорядочно наваленными обломками источник установить трудно. Но вот сейчас мы подойдем ближе…



В том, какой именно склеп выбрать, я не сомневался — «охранку» на пустышки ставить ни к чему, так что мне еще и подсказали. Другое дело, что отыскать вход оказалось гораздо сложнее — без «маячка» я бы, наверное, не сразу его увидел и не догадался, что зияющая чернотой узкая щель между двумя поваленными колоннами и есть то, что нам нужно. За щелью, если хорошенько попыхтеть и приподнять один из обломков, обнаружились уходящие в непроглядную темень ступени, а над ними как раз и нашлось то самое заклинание, отголоски которого я уловил.



К моей искренней радости, оно оказалось «темным» — первый признак того, что предположение касательно юных мэтров было близко к истине. Причем направлена эта «охранка» оказалась не на живых, а на мертвых, так что Верзиле пришлось с недовольной гримасой остаться.
Надо признать, мастерство мэтров в моих глазах после этого немного подросло, потому что заклинание выглядело вполне жизнеспособным и даже могло сообщить хозяину о попытке взлома. Однако мнение об умственных способностях неизвестных «темных» сохранилось на прежнем уровне, поскольку когда некромант опасается собственных творений и того, что они могут сбежать, это означает, что он банально не уверен в своих силах. Для иных целей столь примитивная «сеть» не подходила, да и о живых нарушителях все-таки следовало подумать. Так что — увы: достойного врага внизу, похоже, можно не ждать.



Впрочем, оно и лучше.
Отдав огорченному зомби набор простых, не допускающих двоякого толкования распоряжений, я максимально полно выдохнул и, втянув живот, соскользнул вниз.

***
Говорят, лет этак тысячи полторы-две назад усыпальницы для благородных и высокородных вельмож строили именно так — в виде подземных лабиринтов, в которых, как наивно считалось, после смерти селились духи усопших, дабы при необходимости прийти на помощь своим потомкам. Совет какой, к примеру, могли дать или опытом поделиться, про грешки свои прижизненные рассказать или же припомнить, куда заныкали честно заработанные денежки… словом, уважение к владеющим тайнами бытия предкам выказывалось в те годы как можно более рьяно. Бедняки старались принести на могилу побольше даров или украсить затейливой резьбой ограждающий камень. Каменное надгробье по карману оказывалось не всем, поэтому многие ограничивались только камнями, специальным образом уложенными горкой в изголовье.



Богачи же отгрохивали роскошные мавзолеи и даже целые многоэтажные комплексы, рассчитанные на нескольких поколений. Сил и средств никогда не жалели. Но, справедливо опасаясь грабителей, основную часть строений располагали не на поверхности, а под землей. Так, чтобы чужаку было добраться несподручно. Склепы при этом буквально вызолачивали изнутри. Стены обивали бесценным заморским деревом, преподнесенные в дар мертвецу ларцы засыпали драгоценными каменьями и всевозможными милыми, но бесполезными вещицами. Оставляли гнить по углам целые груды одежды, тем самым показывая, как дороги были живущим безвременно почившие предки… а также роскошные ковры, золотую и серебряную утварь, оружие, всевозможные диковинки, призванные подтвердить высокий статус усопшего… неудивительно, что на эти сокровища во все времена облизывались воры и всевозможное жулье.



Магов тогда, как говорят, было немного, да и те — не обученные как следует. Некромантов вообще днем с огнем было не сыскать. Так что защита ценного имущества составляла для родственников серьезную проблему. Входы в усыпальницы старательно зачаровывали, закрывали потайными замками, замуровывали так, что порой в семье тайный проход был известен лишь главе рода… рабов, копавших котлован и занимавшихся отделкой, в обязательном порядке умерщвляли, дабы никто не прознал о месте захоронения… в общем, извращались по-всякому, лишь бы драгоценный прах не был потревожен, а сокровища остались на своем месте. Снаружи такие усыпальницы, как правило, ничем не украшались и выглядели нарочито бедно, прячась под тяжелыми плитами или вовсе зарываясь макушкой в рукотворные холмы. Но никакие уловки, многочисленные ловушки, ядовитые змеи, неумело сделанные зомби-охранники и даже угроза схлопотать посмертное проклятие на весь род до седьмого колена не спасали от любителей легкой наживы.



Со временем большинство склепов все-таки подверглось тщательному обыску и вдумчивому разграблению, найденные сокровища осели в сундуках аристократов и любителей диковинок. Добычи для Гильдии копателей становилось все меньше и меньше, а конкуренция за право будущих раскопок, напротив, ужесточилась настолько, что, опасаясь войн, тогдашнему королю Тагдеушу Справедливому даже пришлось обратиться за помощью к регулярной армии.
По прошествии лет мода на громадные усыпальницы прошла. Фамильные склепы постепенно переместились в замки, уменьшились в размерах и стали намного скромнее. Одновременно с этим магическое искусство стало настолько совершенным, что для вызова духа больше не требовалось наличие связи с определенным местом. Профессия некроманта видоизменилась, разом превратившись в востребованную и уважаемую. Надобность в бездумном расточительстве мгновенно отпала. Охрана склепов многократно улучшилась. Гильдия копателей, лишившись источника доходов, ожидаемо распалась, оставив после себя лишь редких энтузиастов, продолжающих надеяться на чудо. Искусственная нежить, изначально предназначенная для охраны склепов, стала никому не нужна, постепенно заполонив предоставленные в ее полное распоряжение убежища. А затем и вовсе начала расползаться по окрестностям, делая остатки сокровищ еще более недоступными.



Конечно, искатели приключений находились всегда, и порой целые ватаги любителей поживиться отправлялись в какую-нибудь несусветную глушь в поисках потерянных реликвий. Но уже на памяти моего деда интересных находок в этих экспедициях было раз-два и обчелся, а я, к примеру, вообще не слышал, чтобы кто-то сумел сколотить на этом состояние.
Иными словами, спускаясь в подземелье, мне было совершенно ясно, что ничего интересного я там не найду. Однако соблюдать осторожность это понимание не мешало, поэтому перво-наперво я закинул на лестницу очередную группу поисковых заклятий и только потом двинулся вперед.



У лестницы обнаружилось ровно двенадцать ступеней, крутой уклон, с которого было легко навернуться, и небольшой полукруглый, хотя и совершенно пустой зал в основании. Где, как ни странно, я не наткнулся ни на один скелет (неужто среди грабителей не было неудачников?!) и даже обнаружил, что пол недавно подметали. Вернее, сгребли кучи мусора к дальней стене и протоптали дорожку к единственному выходу.
За низкой аркой, в которую пришлось входить пригнувшись, оказался довольно широкий, неосвещенный коридор, также идущий под уклон. За ним — второй зал, побольше, на стенах которого появились первые барельефы и искусно изображенные сцены из жизни незнакомого мне рода, а на полу — со вкусом сделанная мозаика. Многочисленные надписи я читать не стал — наверняка последних представителей древнего семейства сожрало время, да и обстоятельства не располагали к самообразованию — а вот двум обнаружившимся проходам, в которых тускло горели магические светильники, уделил пристальное внимание.



Один из них, более узкий и высокий, уходил ровной прямой стрелой куда-то на запад, второй, более широкий и низкий, явно шел еще глубже под землю. Оттуда тянуло сыростью и запахом мокрых шкур вперемешку с ароматами давно нечищеного стойла, слышался мерный звук падающих капель, а когда я осторожно прошел вперед несколько десятков шагов, донесся глухой рык и громкое шкрябанье когтей.
«Видимо, загоны и, возможно, где-то рядом лаборатория», — рассудил я и, убедившись, что людей в том направлении нет, решительно повернул обратно. Тревожить чуткую нежить раньше времени мне не хотелось, а допрашивать там просто некого. Так что лаборатория подождет.



Второй коридор оказался гораздо более интересным. Магические светильники горели тут не в пример ярче, воздух оказался суше и чище, грязь на полу кто-то заботливо сгреб в кучки и оставил под стеной. А поисковые заклинания показали присутствие разумных. Три человека. Маги. Двое «темных», только почему-то находящихся на последней стадии истощения, и один «светлый» в полной силе.
— …же велел вам поторопиться! — вдруг донесся до меня, как из бочки, чей-то раздраженный голос, искаженный гулким эхом. — Времени мало! Надо успеть до полнолуния!



— Простите, мастер, — ответил ему смертельно усталый, но, кажется, довольно молодой голос. — С такими резервами нам не успеть больше…
— Заткнись, урод! — рявкнул «светлый», моментально попав в мой личный список существ, чрезмерно тяготящих этот мир своим присутствием. — Неужели ты думаешь, что я сниму с тебя ошейник?! У вас есть четко оговоренные сроки!
— Да, мастер…
— А вы их не выдерживаете!
— Простите, мастер…
— Мне до конца месяца нужно доставить дюжину ваших крысо-псов, а у вас тут, видите ли, недостача!



У меня непроизвольно сузились глаза. А когда из коридора послышался мелодичный перезвон цепей, «светлый» гаденыш моментально переместился с последнего места моего списка на одно из первых.
— Куда запропастились эти тупые твари?! — процедил через мгновение маг, и звон цепей стал более отчетливым. Я, соблюдая максимальную осторожность, ускорил шаг, на всякий случай активировав руны на ногтях и припрятав в рукаве свой ритуальный… да, все-таки забрал его из кабинета, а то неуютно себя чувствую без него… кинжал.



— Мы не знаем, мастер, — вступил в разговор второй, доселе молчавший «темный». Судя по смертельной усталости и безнадежности, такой же заключенный, как первый. — Просто поводки неожиданно оборвались, и мы потеряли с ними связь.
— Хочешь сказать, кто-то мог их уничтожить? — внезапно понизил голос «светлый», став растягивать шипящий согласные, как разъяренный змей. — После того, как вы поклялись, что эти твари магически неуязвимы? А силой превосходят исходный образец в два с половиной раза?! Вы что мне, голову морочите, стервецы? Я зря потратил на вас свое время?! Или, может, вы просто выпустили из-под контроля своих уродцев, и мне надо ожидать претензии от герцога, у которого скоро не останется подданных?!



По моим губам зазмеилась недобрая усмешка.
Так вот кто автор и создатель тех черно-бурых крысюков-переростков… по твоему приказу их создали, значит? Хорошо. Твоими усилиями они стали такими здоровыми? Чудесно. Ты заковал обманом заманенных сюда сопляков, подбросив им нелегкую задачку в качестве внеклассного обучения? Разберемся. И заказчика твоего выпотрошим… со временем…
Добравшись до поворота, из-за которого пробивался хоть и неровно мерцающий, но довольно-таки яркий свет, я осторожно активировал рассеиватель, набросил на себя заклинание невидимости и бесшумно скользнул вперед. Оказавшись на пороге очередного полукруглого зала, загроможденного какими-то тюками и беспорядочно набросанными друг на друга мешками, на несколько секунд замер, оценивая обстановку, а потом тихо-тихо выдохнул: там было пусто.



Зато слева от меня, почти у самого входа, виднелась распахнутая настежь дверь, частично скрытая стеной. Именно оттуда бил неровный свет находящегося на пределе своих возможностей магического светильника — когда-то, вероятно, мощного, а сейчас доживающего свои последние часы и поэтому работающего с небольшими перерывами. И оттуда же доносились голоса — два надломленных и один крайне раздраженный. На этот раз обычные, без всякого искажения.
— Найдите их! — сухо приказал обозленный маг, и перед дверью метнулась хищная тень. — Используйте для поиска оставшуюся стаю! Уничтожить ваших крыс просто некому — приставленный к молодому наследнику маг для этого слишком туп и непростительно слаб. Других магов тут нет. Обнаружить вас тоже никто не мог: защита работает исправно. Так что хватит отговорок: верните сбежавших крыс и повесьте на них поводки заново! Когда я вернусь, они должны быть здесь в полном составе! Понятно?!



— Да, мастер…
— Как у вас дела с черновиками? — слегка успокоился маг. — Сумели расшифровать остальные записи?
Гробовое молчание ответило ему лучше всяких слов.
— Демоны… от вас нет никакого проку! — с досадой отвернулся он, скрипнув сапогами. — Надо будет поговорить с Учителем о вашей никчемности — может, он найдет других «добровольцев»!
Я едва успел отпрянуть, чтобы не столкнуться нос к носу со стремительно покинувшим комнату «светлым». Длинный темный плащ с низко надвинутым капюшоном, закрытое плотной маской с прорезями для глаз лицо, строгий камзол без опознавательных знаков, резкие движения, хорошая защита, которую в два счета не взломаешь… и голос… вот теперь уже хорошо узнаваемый голос, услышав который вблизи я недобро улыбнулся и ласково погладил прохладное лезвие ритуального кинжала.



— Через три дня все пятнадцать тварей должны быть готовы к отправке! — отрывисто бросил маг, не обернувшись. Затем быстрым шагом направился к дальней стене, не так сильно загроможденной тюками, пройдя от меня на расстоянии вытянутой руки. Коротко щелкнув пальцами, буркнул себе что-то вроде «и почему вокруг одни идиоты?!» и… через мгновение исчез в яркой вспышке телепорта.
Я в некоторой прострации уставился на то место, где он только что стоял, силясь понять, как «светлый» это сделал. Улететь просто так он никуда не мог — куда ему деваться из тесного подвала?! Прошел сквозь стену? Да там толщина в четыре раза больше, чем в моем замке! Проскользнул через потайной ход? Но мои поисковые заклятия твердят, что там ничего нет. Да и видел я — он ушел именно телепортом. При том, что телепортационной арки там никакой не было!



Да и быть, честно говоря, не могло: для стандартной арки подземелье — слишком неподходящее из-за обилия помех место, так что использовать ее просто не получится; для нестандартной — тоже невозможное явление, поскольку формула активации подобного портала неимоверно сложна и далеко не каждому по плечу.
Я даже специально подошел ближе, опасно лавируя между наваленным вокруг хламом, чтобы убедиться в отсутствии рун. Руны — единственный инструмент, способный перевести словесную форму заклинания такого рода в графическую. Тогда на нее почти не нужно будет тратить времени. Как это происходит с моей аркой.



Однако рун на стене в том месте тоже не нашлось. Ни единой. И признаков того, что где-то в толще камня скрыто устройство для переноса, мне, к собственной растерянности, обнаружить также не удалось. Зато на полу тихонько тлела не до конца угасшая гексаграмма, акцентированная на руны перемещения, и небольшой, наполовину опустошенный накопитель, от которого подпитывалась вся схема.
Странно.
Первый раз в жизни вижу нечто подобное и, признаться, ничего не понимаю в том, как это работает. Впрочем… нет. Во второй: кажется, именно такую штуку сотворил Лиурой, когда в первый раз вел нас к замку старого барона.



Я присмотрелся к схеме повнимательнее, наклонился, легонько коснувшись ладонью выбитого в камне рисунка, а потом растер между пальцами мелкую песчаную пыль и, на время отложив решение вопроса с пленниками, принялся сосредоточенно размышлять.
Вообще-то, теория пространственного переноса довольно проста. Если представить мир как обычный лист бумаги и поместить на верхней его части все то материальное, что нам известно, внизу найдется огромное пустое пространство, о котором мы пока не слишком много знаем. Надо сказать, пространственно-временные связи в Ином все еще остаются для нас большой загадкой. Да и то, каким образом в нем сосуществуют души, демоны, их свиты и прочее, до сих пор точно неизвестно.



Единственное, что доказано точно, так это то, что для пространственного переноса из одной точки НАШЕГО мира в другую… для понимания проще нарисовать их в любых местах взятого листа… достаточно согнуть лист так, чтобы их проекции на изнанке соприкоснулись. Эффект прокола, который достигается с помощью заклинаний, мгновенно переправит нужный объект через сделанную дырочку и доставит в указанное место с точностью до мгновения.
Проблема лишь в том, что верхний мир — явление достаточно стабильное, поэтому согнуть его, как тот лист, не представляется никакой возможности. А вот Иное — совсем другая материя, пластичная и невероятно гибкая, в которой пространство способно изгибаться как угодно и на любой необходимый срок.



Собственно, теория прокола как раз и говорит о том, что магическое воздействие не только пробивает наш «лист» снаружи и проходит его, как шило, насквозь. Она еще и доказывает, что в процессе этого действа пространство и время вокруг создаваемого коридора закручивается в настолько тугую спираль, что Иное под ее воздействием деформируется, вытягивается и само достраивает недостающую часть пространственного коридора до нужной точки. Главное — только задать правильный вектор. При этом временные потоки вокруг получившегося «сверла», осью которого остается начальное заклинание, ускоряются настолько, что для переносимого объекта сроки переноса сжимаются в мгновения. И он выходит на другой стороне телепорта, даже не подозревая о том, что только что провел неопределенное количество часов или даже веков в самом настоящем обиталище демонов. От которых его отделял лишь тонкий, но невероятно плотный кокон свернутого пространства, сквозь который, впрочем, даже местным обитателям не получалось пробиться.



Самым сложным оказалось придумать способ, как избавить переносимый объект от воздействия временных потоков Изнанки. Для того, чтобы человек не успел состариться и превратиться на выходе в кучку летучего праха, а надетая на нем одежда не осыпалась пылью. Эту проблему успешно решило изобретение магического стазиса, который заключал переносимый объект в плотный кокон, избавляя его от всех неудобств, а сразу после выхода снимался, превращая опасное путешествие в легкую прогулку.
Так вот, об арках…



Когда маги изобрели первые телепортационные устройства, обнаружилось, что в любом понравившемся месте их не поставишь: в силу ряда природных особенностей, естественного магического фона и некоторых других явлений существовали точки, из которых пространственный прокол можно сделать легко и почти без усилий, а из некоторых, напротив, даже с чудовищными энергетическим затратами, как ни старайся, никуда пробиться не удавалось. После тщательного изучения этого обстоятельства и грамотно проведенного исследования за авторством одного неплохого мастера была создана теория податливости пространства, а мир оказался поделен на зоны улучшенного, нейтрального или разряженного магического про-фона. Первых, как следовало догадаться, оказалось совсем немного — это как раз те места, где и по настоящее время установлены стандартные телепортационные арки, вторые были построены там, где прыгать сквозь пространство очень дорого, но надо, а третьи… оказались совершенно бесполезным для магии ресурсом и, как водится, распространены повсеместно.



Существует даже сложная система для определения принадлежности этих зон, затем была создана карта податливости про-фона, охватившая не только Сазул, но и сопредельные государства… и, согласно ей, в районе северных гор находится зона ОЧЕНЬ НИЗКОГО про-фона, благодаря чему работа стандартных телепортационных арок здесь не только слишком дорога, но и чисто технически невозможна. Лишь в одном уголке есть зона ОЧЕНЬ хорошей проводимости, которую, как следует догадаться, обживает сейчас один малоизвестный миру некромант. Но это — единственное место во всей округе, где может работать как стандартный, так и нестандартный телепорт.



Иными словами, лично я смогу отсюда переместиться обратно в замок, если вдруг сильно приспичит. Заряд ключа-активатора при этом израсходуется на две трети (разряженная зона, как-никак), но уйти для меня не проблема. А вот для исчезнувшего непонятным образом мага, у которого (я точно знаю!) подобного ключа нет, этот способ абсолютно исключен.
Правда, насколько мне известно, накануне войны Гильдий у «светлых» имелись какие-то разработки по так называемым «переносным» телепортам. Установив, что средняя сила прокола стандартной телепортационной арки позволяет перебросить объект примерно на сто тысяч шагов… чуть больше, больше, если он будет маленьким, а питающий арку источник — очень мощным, и чуть меньше в обратной ситуации… маги стали искать способ если не увеличить дальность перемещения (технически пока это остается невыполнимым, потому что емкость источников конечна), то хотя бы избавиться от привязки к местности. И после долгих мучений изобрели-таки новый вид телепорта — так называемую «переноску». Собственно, это даже не телепорт, а просто настроенная на определенную телепортационную арку точка выхода — обычная рунная схема, нанесенная на какой-либо материальный носитель и подключенная к внешнему источнику. Довольно простая в активации, понятная и удобная для работы.



С ней возникла только одна сложность: в силу особенностей конструкции и требуемых энергетических затрат она, позволяя открывать телепорт в любой заданной точке, еще больше ограничивала дальность работы арки. Скажем, если между собой стандартные арки могли располагаться на расстоянии в среднем в сто тысяч шагов, то «переноски» давали расстояние всего лишь на уровне пяти-десяти тысяч шагов, и то — в зависимости от емкости источника. Это значительно облегчало возможность переброски войск на не слишком большой территории, позволяло беспрепятственно передвигаться… ну, скажем, по королевскому дворцу, славящемуся своими путанными коридорами, или собственному замку, если хозяину лень проделывать долгий путь из спальни до столовой пешком… однако пятьдесят лет назад это устройство находилось еще в стадии разработки. А теперь…



Похоже, «светлые» все же довели проект до ума, поскольку в данном случае «переноска» — единственное правдоподобное объяснение. Причем вполне вероятно, что рунный ключ-активатор настроен на строго определенного человека, так что воспользоваться им чужаку… например, мне… никак не светит. Насчет последнего, конечно, не уверен, но такая предосторожность была бы не лишней.
Я снова оглядел погасшую гексаграмму.
Итого: что она мне дает? В сущности, ничего хорошего, потому что шанс внезапного возвращения «светлого» становится вполне реальным. Нужен ли он мне именно сейчас? Имеет ли смысл уводить его со сцены (а я непременно его уберу, когда закончу — я уже решил) и этим настораживать раньше времени заказчика? Да, он знает больше пленников. Через него можно выйти на кого-то повыше, поскольку тут работает целая система. И в ней, помимо этого клоуна в маске, обязательно есть организатор. А то и не один. Так вот до него добраться намного важнее, чем потешить свое самолюбие.



Способен ли этот «светлый» дать мне ВСЕ необходимые для открытых действий сведения? Есть ли гарантия, что ему совершенно точно известна личность (или личности?) моего… видимо, теперь уже врага? Не думаю. Этот баран очень много говорит, но мало чего в действительности стоит.
Ладно, а пленники? Как быть с ними? Войти в комнату и, выслушав сбивчивый рассказ о том, что случается с доверчивыми дураками, громко им посочувствовать? Снять кандалы… я рассеянно заглянул в комнату и, мельком оглядев сгорбившихся за покосившимся столом с пустыми колбами и кипой беспорядочно набросанных бумаг парней, которые грязными руками закрывали измученные лица… дать им надежду? А потом уйти, не будучи уверенным в том, что их разумы не подвергнутся проверке? Да и ради чего соваться в петлю? Ради тех самых записей, которые они, судя по всему, пытаются понять?



Увы. Я и без того прекрасно знаю, чьи они — свой почерк никогда не перепутаю.
Но если их все-таки обрадовать и попытаться разговорить — смогут ли они рассказать что-то, чего я сам еще не понял?
Сомневаюсь. Ничего лишнего они знать не могут — не в том положении, да и за пределы подземелья юнцов не выпускают: кандалы антимагические, а ошейники щедро покрыты рунами и, скорее всего, расплавят пленникам глотки при попытке сбежать. То есть, если их снимать, нужно будет заранее учитывать, что с разблокировкой, весьма вероятно, возникнут трудности. А у меня и так времени осталось всего пара часов.



Да и что я буду делать с сопляками потом? Приведу в замок? Накормлю, напою и спать уложу? Щас. У меня и без того два мэтра изволят столоваться, и вешать себе на шею непроверенный балласт я никак не намерен.
Плюс, в ближайшее время мальчишкам ничего не грозит: от потенциальных смертников не прячут физиономию и не требуют соблюдения сроков. Значит, парни пока поживут. Три дня как минимум, а там будет видно.
Итого, что в остатке? Маг мне не к спеху. Успею. У юнцов время тоже есть. Крыс я видел. Размеры стаи представляю. Общая схема происходящего мне тоже абсолютно ясна. Не хватает лишь некоторых деталей. Но надо ли рисковать ради этих незначительных подробностей?



Вывод: парней я пока оставлю в неведении. Осмотрюсь тут немного, послушаю, в подвал загляну, чтобы убедиться в своих выводах, но возвращения «светлого» дожидаться не стану. Кто знает, когда его сюда занесет? Да и зачем, если я и так прекрасно знаю, как его найти?
«Еще встретимся, — мрачно подумал я, кинув многообещающий взгляд на гексаграмму и, разворошив кинжалом пару тюков, двинулся в обратный путь. — За вами остался должок, и я очень скоро за ним вернусь… мастер Лиурой».






Глава 12


«Есть люди, которые не боятся потерять… мимо таких я обычно прохожу на цыпочках и стараюсь не злорадствовать».
Вор.
— Что-то вы сегодня рано, молодой человек, — удивленно повернулся на скрип двери мастер Гриндер Ворг. Несмотря на позднее утро и висящий на носу урок у второго курса, он сидел за столом и старательно писал что-то на полях книги.
Вытерев об штанины вспотевшие ладони, я неуверенно перешагнул порог.



— Простите за беспокойство, профессор. Я просто подумал, что раз рекомендованные вами книги закончились, то имеет смысл попросить новые.
— У вас скоро экзамен, — на удивление благодушно отозвался «светлый», мельком на меня взглянув и тут же вернувшись к писанине. — И от уроков вы тоже освобождены. У меня нет желания портить ваши законные выходные. Идите, готовьтесь… досрочно сдать программу целого курса будет непросто.
— Я понимаю, профессор. Но все же… может, вы пожелаете услышать на экзамене ответ на какой-нибудь нестандартный вопрос?



Мастер удивленно отложил перо и, переплетя испачканные чернилами пальцы, остро на меня взглянул.
— Вы так уверены в своих силах?
— Просто не хочу упускать ничего важного, — признался я и, быстро приблизившись к столу, аккуратно присел на краешек кресла, одновременно требовательно заглядывая в глаза старого мага. — Понимаете, Профессор, в мире так много интересных вещей, которые я мог бы освоить, что одна мысль о том, что я напрасно теряю время на всякие глупости, вводит меня в уныние. Вы ведь понимаете, я мог бы не просить у ректора этого испытания — доучился бы год, попутно почитывая книжки из хранилища… рукописи, монографии, воспоминания великих магов древности… понемногу пополнял бы свои знания на самые разные темы и никуда бы не торопился. Но, видите ли… отец давно объяснил мне, что любое образование — это система. А изучать систему гораздо проще, когда понимаешь принцип ее работы. Конечно, вполне возможно прочитать все книги из фамильной библиотеки, на десятилетия закопаться в пыльные манускрипты, по крупицам собирая все самое важное… но зачем заново изобретать рунный алфавит? На данный момент я освоил многое из программы. Мелкие детали потом доучу, главное — я понял принцип. Но, пока я учусь на первом курсе, многие секции в книгохранилище для меня закрыты. Я не могу двигаться дальше, а понять надо еще очень и очень многое… тогда как второй курс откроет для меня новые горизонты. Я смогу обучаться быстрее и успешнее…



— Куда же вы так торопитесь, юноша? — со вздохом покачал головой «светлый». — Молодость бывает только раз в жизни. И, потратив ее целиком на учебу, потом вы можете пожалеть об упущенных годах… я бы на вашем месте задумался и постарался сохранить то, что у вас сейчас есть, и не гнаться за призраками, оставив охоту на то время, когда вы станете старше, мудрее и рассудительнее. Хотя, возможно, у вас УЖЕ есть какая-то цель?
Под его испытующим взором я смущенно опустил голову.
— Не то что бы, но… хочу стать лучшим, Профессор! Меня с детства влечет неизведанное! Я хочу познать то, чего раньше никто познать даже не пытался! Мне интересно понять, почему мир устроен именно так и как его сделать еще лучше! Разве это — не достойная цель для мага? Разве это — не важно?



Мастер Ворг внезапно тихо рассмеялся. Старый, умудренный жизнью ворон, перед которым распушил перья едва оперившийся птенец…
— Ваше стремление идти вперед весьма похвально, молодой человек. Давно я не слышал такой страстной речи… и это радует. Однако, несмотря ни на что, все же не буду вас нагружать новыми заданиями. Послушайте моего совета — не торопитесь жить. Сперва освойте тот материал, что я вам дал, полностью, потом сдайте экзамен…
Я тяжело вздохнул и опустил голову.
— А потом?



— Потом… я стану учить вас дальше, — усмехнулся маг. — Так, как мой наставник в свое время учил меня.
Я встрепенулся.
— Так вы меня берете?!
— Конечно, я ведь обещал… — снова рассмеялся Ворг и тут же закашлялся. — К сожалению только, здоровье подводит все чаще. Но, надеюсь, из тебя выйдет достойный преемник, которому я мог бы передать свои знания.
— Я буду стараться! — подскочил я с кресла, пока старик боролся с собой и тщетно пытался задавить рвущийся наружу кашель. — Спасибо, учитель!!!



— Иди уже, — просипел он, судорожным движением схватившись за стоящий на подоконнике графин. — Сам видишь: не до тебя пока…
— Может, вам чем-нибудь помочь, Профессор? — забеспокоился я, когда его пальцы соскользнули с гладкого бока и бессильно царапнули занавеску. Затем подскочил, торопливо подал питье задыхающемуся старику и, проследив за тем, как он залпом опрокинул в себя плескающееся внутри зелье, начал плести простенькое исцеляющее заклинание.
— Не надо, — остановил меня маг, наконец, отдышавшись. — Не трать силы: от старости это лекарство, к сожалению, не помогает.



— А какое помогает? — нахмурил брови я.
— Если бы я знал… — мастер Ворг устало откинулся в кресле и, прикрыв глаза рукой, обессиленно прошептал: — Так много еще надо сделать… так мало осталось времени… если бы еще только чуть-чуть… надо поторопиться… Невзун? Ты еще здесь?
Я подошел ближе и наклонился к самому уху старика.
— Да, Профессор.
— Хорошо… раз уж ты все равно пришел, помоги-ка мне с пособиями для третьего курса. Следующее занятие как раз у них, а я вчера не успел…



— Что надо сделать?
— В подвале лежат три тела… их надо подготовить… справишься?
За два с половиной часа? Всего три жалких трупа?!
Я уверенно кивнул и, поискав глазами стакан, налил еще немного зелья, нечаянно обрызгав себе руку.
— Конечно, Профессор. Не беспокойтесь. И лучше бы вам полежать… Вот, выпейте еще — арника немного поддержит ваши силы.
— Учуял? — слабо улыбнулся Ворг, открывая глаза. — Молодец. Напрасно Краш тебя недолюбливает. Ты любознателен, упорен, изобретателен и неглуп… пожалуй, ты прав — попрошу Мкаша провести сегодня занятия. Устал я что-то… совсем устал…



Аккуратно напоив тяжело дышащего мага, которому действительно не помешал бы отдых, я поставил графин поближе, чтобы он мог дотянуться сам, сочувственно шмыгнул носом и, повинуясь требовательному жесту, ушел. Но, едва закрыв за собой дверь, хищно раздул ноздри, лизнул мокрый палец и покатал на языке оставшийся от запаха настойки сладковатый привкус.
Клянусь своим посмертием, в этой «водичке» есть не только арника, но и весьма интересные добавки, о которых, как мне казалось до сегодняшнего дня, знают только два человека в мире. Неужто Модша меня все-таки предал? Или я просто вышел на нужный след?







0 Комментариев и отзывов к аудиокниге Некромант на охоте - Лисина Александра

  • Главная
  • Правообладателям
  • Контакты
Не работает аудиокнига? Отключи Adblock. Читать >>>