» » Некромант на охоте - Лисина Александра

Некромант на охоте - Лисина Александра

+11
Некромант на охоте - Лисина Александра

Скачать книгу Некромант на охоте - Лисина Александра бесплатно



Тяжелые веки, наконец, приоткрылись, и я смог впервые посмотреть в глаза учителя прямо.
— Дальше… — едва слышно потребовал он. — Я хочу знать все…
— Мне не потребовалось много времени, чтобы понять, к кому вы могли обратиться за помощью. Хамелеонка… она ведь начала мучить вас уже тогда.
Какая-то редкая, видимо, форма, развивающаяся крайне медленно и относительно доброкачественно. Отсюда-то и возник интерес к нашей профессии. Поэтому-то вы и начали задавать вопросы. Но главе Совета не пристало заниматься такими вещами, поэтому вам был нужен советчик.



Грамотный в вопросах жизни и смерти. Опытный. И достаточно фанатичный, чтобы не воспользоваться ситуацией, устроив вам грандиозную подставу, а заинтересоваться самому и со всем присущим фанатикам энтузиазмом ринуться на решение необычной задачи… именно таким был мой дед, Окирус да Шеруг ван Иммогор. Именно к нему вы пришли с идеей создания искусственного тела.
И он, как тогдашний глава «темной» Гильдии, не посмел отказать вам в такой странной просьбе. Более того, сам увлекся и даже стал основоположником некоторых базовых принципов, которые, что бы кто ни говорил, мог придумать и обосновать только истинный некромант.



— Мы работали вместе недолго, — тихо признался старик. — Твой дед был чересчур… своеобразным человеком. Упрямый. Самоуверенный. Тщеславный.
Со своими понятиями о том, как и что надо делать. Он никак не желал работать в команде. Утаивал сведения. Все старался выгадать лично для себя. Он даже от Лонера с Модшей решил избавиться, когда мы не сошлись во мнениях, и твой дед решил не только продолжить работу в одиночку, но и лишить меня каких бы то ни было шансов на успех.
— Это была война идей, — уверенно отозвался я. — Вернее, сперва ТОЛЬКО идей, а потом, как водится, вы стали друг другу по-настоящему мешать.



Превратившись из союзников в непримиримых соперников, вы оба при каждом удобном случае вставляли друг другу палки в колеса. Вы лично старались убрать его подальше от лабораторий, поскольку Совет уже тогда бдительно следил за всеми важными исследованиями. И звание верховного архимага этому только способствовало. Дед по возможности отвечал вам тем же — статус главы «темной» Гильдии вполне позволял… до тех пор, пока вы не пробили на очередном заседании вопрос о замене и не сместили его с этой должности, унизив и оскорбив одновременно. А дальше все было просто. Дедуля, естественно, ничего не забыл и с головой погрузился в обдумывание планов мести. Исследования из-за этого застопорились, работы практически прекратились, но вы двое так увлеклись, что о продолжении даже не думали.



Какое-то время. Потом пошли в ход интриги, заговоры, взаимные подозрения… еще через пару лет вы стали всерьез опасаться за собственную жизнь.
Возможно, случались и неудавшиеся покушения, которые лишь еще больше укрепляли вас в мысли о необходимости уничтожения соперника. А затем вы доигрались до того, что начали на полном серьезе думать об истреблении всей противоположной фракции. Причем если дед, насколько я его знаю, вообще забыл, с чего все начиналось, и жил теперь мыслями о возмездии, то вы оказались более предусмотрительным и подготовили варианты ответа на любую агрессию с его стороны. Даже вовремя вспомнили обо мне и, пока была возможность, подтолкнули к возобновлению начатой несколько лет назад работы. Так что, пока вы решали свои личные вопросы, умудрившись втянуть в эти дела обе Гильдии, я добросовестно резал трупы, пытаясь узнать для вас обоих секрет бессмертия…



Мастер Твишоп устало прикрыл глаза.
— Прости меня, мой мальчик… я страшно ошибся, когда самонадеянно посчитал, что при необходимости смогу удержать в руках тот чудовищно тяжелый клубок интриг, который сам же и сплел. И ошибся во второй раз, когда, выбирая преемника, решил, что Викдас сможет во всем разобраться и не допустить самого плохого. Мой план был нужен лишь для того, чтобы твой дед, ставший к тому времени весьма опасным противником, никогда не перешел последнюю черту. И чтобы та цепочка событий, которую я планировал лишь ради собственной безопасности на самом деле никогда не пошла бы в дело. Я был очень рад, когда опасность с его стороны навсегда перестала маячить на горизонте. Но упустил из виду и, поддавшись болезни, просто позабыл отменить свои приказы, когда необходимость в защите уже отпала. Хамелеонка скрутила меня так крепко, что я больше не мог ни о чем думать. И предпочел незаметно исчезнуть, чтобы не навредить еще больше своими неадекватными решениями. В итоге моя мнимая смерть, как и должно было случиться в случае затянувшегося противостояния с твоим дедом, послужила мощным катализатором для последующих событий. Викдас, к моему огромному сожалению, не сумел вовремя распознать угрозу, упустил момент для вмешательства, поэтому созданный мной маховик раскрутился так быстро, что остановить его стало уже нереально. Возможно, если бы не ты, война началась бы немного раньше — твой дед тоже к ней старательно готовился и стремился упредить любые мои действия. Но если бы не я… ее бы могло и вовсе не быть.



Сейчас, наверное, это смешно — говорить о том, как два немолодых архимага потрясали друг перед другом боевыми жезлами и соревновались в том, кто кого сильнее. Но мне почему-то совсем не хочется смеяться, когда я думаю о тех, кто погиб… в том числе и по моей вине…
— Ваше раскаяние по этому поводу волнует меня сейчас меньше всего, — пожал плечами я, отвернувшись к зашторенному окну. — Я всегда думал, в первую очередь, о себе и своих потребностях, а от деда избавился лишь потому, что он стал непосредственной причиной смерти моего отца и обеих матерей… факты, которые именно вы, кстати, мне и подбросили. Вероятно, для того, чтобы на всякий случай иметь под рукой обозленного на дедулю мага, который мог бы при необходимости сразиться с ним на равных. Ведь личные мотивы — гораздо лучший стимул к какому-то действию, нежели пустые разговоры о всеобщем благе или помощи ближнему. Не так ли, учитель?



Умирающий старик покаянно вздохнул.
— Боюсь, что и в этом ты абсолютно прав…
— Я знаю. Правда, тогда, находясь внутри своей скорлупы, я даже подумать не мог, что ваша оплошность будет иметь такие последствия… тогда я, в первую очередь, думал не об этом — больше всего на свете меня угнетала мысль о предательстве Нева. И его самодовольная фраза о моих черновиках, которые, оказывается, еще кого-то интересовали. Я стал вспоминать, кому мог бы в то время перейти дорогу. Или же, напротив, заинтересовать настолько, что эти люди сумели переманить у меня ученика. В то время, как Нев почти все время находился у меня перед глазами и не имел физической возможности кому-то их отнести… знаете, я даже подумал, что точно обезумел, когда пришел к выводу, что единственный человек, которому он мог что-то передать, это были… вы. Ведь я ничего от вас не скрывал, мы вместе разрабатывали основы. Вы умирали. И полностью зависели от результатов этой работы, поэтому ставить мне палки в колеса вам точно было бы ни к чему. Тем более, убивать меня, когда эксперимент не завершится гарантированным успехом. Но никто на свете больше не знал о том, что вы остались живы. Никого другого рядом просто не было. Дедуля с его изощренными планами мести благополучно почил. Ваша смерть была организована лишь нами тремя… и вот тогда я все перепроверил и трижды пришел к одним и тем же выводам, только тогда впервые задумался о том, что же на самом деле вами двигало…



— Я был недоверчив… — тяжело вздохнул старый маг. — Наверное даже, болезненно подозрителен, поскольку не мог довериться полностью даже очень близкому человеку. Ты… с твоей родословной… безусловно, идеально подходил мне в качестве исполнителя. Но, увы, после того, как я вплотную столкнулся с твоим дедом, не могло быть и речи о том, чтобы начать доверять его потомку. Нев был всего лишь гарантией… того, что ты не обманешь меня, когда исследования подойдут к концу. Я прекрасно понимал, что к тому времени, скорее всего, превращусь в беспомощную развалину, и заранее принял меры, чтобы в случае предательства не потерять все и сразу. Конечно, я думал и о том, что ты, как прямой потомок Иммогоров, вполне можешь захотеть меня убить, когда я стану бесполезным. Поэтому Нев должен был проследить за тем, чтобы этого не случилось. А если бы я все-таки оказался прав, то он закончил бы твою работу. Благо что до конца оставалось совсем немного.



— К сожалению для вас, Нев вам тоже полностью не доверял. И оказавшись даже слишком хорошим учеником, предусмотрел еще один запасной вариант.
Сугубо для себя. На случай вашего обмана, моего предательства или любого иного события, способного отнять у него мечту о хорошем доходе. Жадным он был… чересчур жадным даже для некроманта. Иначе ни за что не променял бы одного «светлого» на другого и не отправился с весьма лестным предложением к вашему конкуренту.
— Ворг был мне другом, — слабо возразил учитель. — Тогда я действительно считал, что он бы меня поддержал. Вот только риски… в итоге, я предпочел не доверять вообще никому, чем в один прекрасный момент оказаться с пустыми руками. А он, как видишь, и так сумел воспользоваться появившимся шансом.



К сожалению, твоего ученика я не смог просчитать полностью. Но даже если бы и смог, то проконтролировать в моем положении было уже ничего нельзя.
Пришлось довериться хоть кому-то…
— И ты выбрал его, хотя предпосылок, кроме моего сомнительного происхождения, для этого не было.
Мастер Твишоп печально улыбнулся.
— Ты не поверишь, но я не планировал твой смерти. Особенно так рано. Твое участие и неподдельная заинтересованность всего лишь приводили меня в недоумение. Казалось странным, что ты с таким равнодушием относишься к моим старческим капризам, возишься с моим немощным телом, терпеливо занимаешься тем, чем магу твоего уровня вообще заниматься не положено… это было дико. Невероятно. Непонятно. И, естественно, еще больше настораживало в плане возможного подвоха. А между тем ты был искренен со мной, ученик… тебе действительно было интересно посмотреть, что получится из нашей затеи. Ты смог усовершенствовать мои выкладки. Предложил в корне иные решения для большинства моих проблем. Фактически именно ты вывел меня из логического тупика, в котором я пребывал долгие годы… но я, увы, понял это лишь тогда, когда уже ничего нельзя было изменить. И только в самый последний момент сделал то, что должен был сделать намного раньше — доверился тебе. Окончательно и бесповоротно. И, если бы ты, умирая, не запустил прибор заново, использовав альтернативный источник, мне бы, может, не было потом так стыдно за свои подозрения.



— Теперь ты все знаешь, — ровно обронил я, по-прежнему не смотря на учителя.
— Да, — едва заметно улыбнулся он. — Как и ты. Но я больше не сержусь за то, что ты поместил меня в тело старой развалины. Я это заслужил. Целиком и полностью. И признаю, что твой упрек абсолютно оправдан. Поверь, я безмерно сожалею о том, что потерял так много времени. С горечью сознаю, что ты действительно стал для меня кем-то, ради кого хочется жить и за кого нужно бороться. Ведь, несмотря ни на что, ты был честен со мной, всегда. До самого последнего мига, хотя, наверное, я этого не стою. И если бы я понял это еще пятьдесят лет назад, то мог бы прожить долгую счастливую полноценную жизнь человека, у которого есть действительно все, что только можно пожелать. Но из-за собственной трусости я от нее отказался и теперь умираю, каждый миг чувствуя тот холод, от которого всегда пытался убежать. Прости меня, мой ученик, за то, что у меня не нашлось мужества сказать тебе об этом раньше. Не держи зла на старого дурака за то, что он оказался столь малодушным и предпочел трусливо спрятать свои воспоминания. Вместо того, чтобы хоть раз в жизни открыться тому, кто уже доказал свою преданность, и перестать сомневаться в том, что он действительно тебе дорог. Помни: ты стал самым важным и нужным существом за всю мою невеселую жизнь. И знай: я без колебаний отдал бы тебе остаток своих жизненных сил, если бы это хоть что-нибудь изменило… Если честно, в какой-то степени я даже горжусь тем, что ты придумал для меня столь красивую и столь изощренную месть. Но при этом, как ни странно, испытываю и чувство безмерной благодарности. Ведь, как бы там ни было и как бы низко я ни пал, ты все же позволил мне умереть… человеком. О большем в моей ситуации и помыслить было нельзя. Спасибо тебе за это… ученик.



Я неопределенно дернул плечом, когда его губы в последний раз дрогнули и застыли. Изношенное сердце еще продолжало биться, но морщинистые веки уже опустились, прикрывая погасшие глаза. На побелевших от старости ресницах снова задрожали слезы, и я медленно стер их, неторопливо размышляя о том, что мне и сегодня, по-видимому, предстоит бессонная ночь.
Ничего не поделать — меня действительно никто не учил прощать. Но, глядя на уходящего старика, я впервые подумал, что, наверное, на будущее этому стоило бы научиться.



Когда он окончательно затих, я так же медленно поднялся и, стараясь не шуметь, вышел в коридор. И только там, прислонившись пылающим лбом к прохладной стене, неожиданно осознал, что для меня мастер Люборас Твишоп только сейчас по-настоящему умер.



Эпилог


«Понять некроманта — не такая уж сложная задача. Если, конечно, некромант — это ты сам».
Нич.
Когда первые стрелы рассвета нахально проникли в окно верхнего кабинета, пуская солнечные зайчики и заставляя меня с ворчанием поднять голову от расчетов, несвойственные мне эмоции полностью улеглись и позволили, наконец, мыслить здраво. Я снова был собран. Бодр. Сосредоточен. И готов потратить еще один день своей новой жизни на очередное неотложное дело.



Прикинув про себя время, нужное Модше для подготовки, я неторопливо спустился вниз, отметив на ходу, что огонь в камине почти прогорел. Возле покинутого Логом кресла обнаружил опечаленную неудачной охотой Зубищу, которая, грустно уткнувшись носом в пропахшее добычей сидение, пугала пустой холл тяжелыми вздохами. И, ненадолго задержавшись, сочувствующе потрепал расстроенное чудовище по колючей холке.
— Ничего, милая. Не повезло в этот раз — получится в другой. Хочешь, я его вечером прямо к тебе в лапы отправлю?



Зубища вздохнула еще тяжелее, чем прежде, и печально мотнула головой.
Все ясно — поддавки ей теперь неинтересны. Придется как можно скорее выводить эту красавицу из замка и отпускать резвиться на болотах. Там она хотя бы за упырями погоняется. Или с русалками поплавает… если они там еще остались. А насм, если и надумает когда-нибудь составить ей компанию, вряд ли во второй раз попадется так легко. Но должен же он взять реванш за тот позорный проигрыш?
Кстати, надо будет поговорить с Верзилой: у него в деревне вроде было несколько человек, не испытывающих особой приязни к возне с землей.



Плотники там, каменщики… если изъявят желание, отправлю-ка их на болота вместе с Зубищей. Они и в прятки с ней поиграют на равных, порадовав бедного ребенка, и замок мне заодно восстановят…
— Хозяин? — оторвал меня от размышлений тихонько вошедший Модша. — У меня все готово.
Я встрепенулся. Очень вовремя. Я как раз собирался его звать.
— Хисса не опоздала?
— Нет, хозяин. Даже чуть раньше срока закончила.
— Хорошо. А тело?
— Ранозаживитель уже работает. Через полчаса там вообще не останется каких-либо следов, даже с учетом того, что леди не особенно осторожничала.



Я задумчиво тронул навострившееся ухо Зубищи.
— Я понял. Для меня она ничего не передавала?
— Передавала: бросила на бегу, что на что-то согласна, и тут же умчалась через портал, предупредив, что вернется вечером. Что-то вы ей там обещали.
Алтарь я почти подготовил, амулеты активировал, защиту поставил, тело обмыл… ждем только вас, мэтр. Когда будем начинать?
— Сейчас приду, — кивнул я, жестом отпуская заметно распрямившегося мэтра, в глазах которого теперь горел неугасимый огонь познания.



Модша коротко поклонился и, юркнув за дверь, помчался заканчивать последние приготовления.
— Не слишком ли рано? — осторожно высказал свои сомнения вынырнувший из соседней стены Глюк. — Хозяин, вы же только один раз попробовали на людях. Для полной уверенности надо бы закрепить результат. А то и не один раз. Может, стоить провести второй эксперимент на ком-то менее… важном? Все-таки испортить такое удачное тело было бы ужасно обидно.
Я неопределенно пожал плечами.
— Да. Но Нич больше не может ждать — жизни в нем осталось на несколько часов. Не бойся — то, что получилось один раз, я всегда сумею повторить снова.



Ворг тоже поначалу сопротивлялся, а воля у него была покрепче, чем у этого недоучки. Так что серьезных проблем у нас не будет.
— А сам Нич?
Я тяжело вздохнул.
— Пока еще спит. Я не рискнул его отпустить в таком настроении насовсем, но вряд ли смогу поддерживать жизнь в этом теле после полудня. Так что жди ближе к вечеру грандиозный скандал, но не смей никогда обращаться к нему по старому имени. Мастер Твишоп умер. Совсем. Такого человека никто из нас больше не знает. Теперь в этом доме будет жить ворчливый, упрямый, вечно всем недовольный мастер Лиурой. Которого иногда под хорошее настроение можно будет назвать нам привычным Ничем. Но упаси вас небо хоть раз напомнить ему о прошлом или сделать замечание пробегающему мимо таракану. Первое время наш новоявленный мастер будет несколько… раздраженным. И может не уследить, скажем, за огненным шаром или рукотворной молнией. Накладывать ему ограничения на дар я не буду — и без того наслушаюсь обвинений вдоволь. Так что проявите терпение и не лезьте ему под руку. Ему и так несладко придется, хотя я постарался сделать все, чтобы он как можно скорее вернулся к привычному образу жизни.



— Что же вы тогда сразу обо всем ему не сказали? — удивился Глюк. — Зачем только напомнили о прошлом и совсем не объяснили, зачем переселили его дух в старое тело? Не предупредили, что просто не хотели рисковать новой человеческой оболочкой и провели пробное переселение на той, которую не жалко потерять?
— Когда успокоится, сам все поймет, — отмахнулся я. — Не маленький. В том числе и то, что раскаяние не имеет смысла без прощения. А прощение еще нужно заслужить. Особенно то, которое позволило бы некоторым простить себя самого. Что же касается моих мотивов… не забывай: я все такой же старый, вредный и гадкий некромант, как и раньше. Только теперь — с налетом «светлого» лоска и чисто Гирашевой манерой измываться над ближними.



— Так вы все-таки решили вернуться к прежнему образу Гираша? — обрадованно вскинулся призрак, взмахнув сразу всеми своими лапками.
— Да, — сознался я. — Таким я себе больше нравлюсь.
— Урра! А как же тот некромант… другой, о котором еще граф рассказывал? — спохватилась гусеница и, стимулируя мыслительный процесс, непонимающе поскребла объемистое брюхо когтями.
Я сделал каменное лицо и, решительно направившись в лабораторию, негромко бросил:
— А вот о нем, мой невоспитанный друг, больше никто и никогда не услышит. Потому что его история, хорошо это или плохо, полностью закончилась.

Назад 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Вперед







0 Комментариев и отзывов к аудиокниге Некромант на охоте - Лисина Александра

  • Главная
  • Правообладателям
  • Контакты
Не работает аудиокнига? Отключи Adblock. Читать >>>