» » Некромант на охоте - Лисина Александра

Жми, тут можно >>> Аудиокниги слушать онлайн
бесплатно

Некромант на охоте - Лисина Александра

+11
Некромант на охоте - Лисина Александра

Скачать книгу Некромант на охоте - Лисина Александра бесплатно



Процедура представления много времени не отняла, несмотря на то, что его сиятельство взял на себя труд перечислить все титулы и звания господ проверяющих, а также многословно и витиевато, как и положено в таких случаях, пояснил цель их визита. Гусеница терпеливо выслушала, важно покивала, услышав о полномочиях гостей, сочувственно всплеснула сразу всеми лапками, услышав о злоключениях многоуважаемых господ, а потом, великодушно не заметив, что брызги слизи щедро усеяли и без того грязные камзолы гостей, преувеличенно бодро воскликнула:



— Рад приветствовать вас, господа, на пороге фамильного замка Невзунов! Примите мои искренние извинения за это досадное промедление! Если бы я знал, что вы пожалуете к нам именно сегодня, то никогда бы… и вообще, это огромная честь — принимать на мосту столь именитых гостей!
— Так подними, наконец, решетку! — потеряв всякое терпение, рявкнул господин Абирус.
Гусеница тут же приняла скорбный вид и виновато вздохнула.
— Не могу, многоуважаемый господин проверяющий.
— Это еще почему?!



— Дык нематериальный я, — удивился призрак и в качестве доказательства взмахнул короткими лапками. — Рук нет, ног нет… ни барабан покрутить, ни решетку поднять, ни ложку подать… ничего делать не способен! Потому-то хозяин меня управляющим и назначил!
— А кто-нибудь, кроме тебя, в замке есть? — попытался уладить ситуацию миром господин фон Дубинэ.
— Ни единой живой души, — с гордостью доложила гусеница, важно поправляя пенсне.
У королевского оценщика резко побагровело лицо.



— Хочешь сказать, что нам придется торчать на этом мосту до скончания веков?! — взревел он, поразив соседей уникальными возможностями своей тощей глотки.
— Ну зачем же сразу на мосту? — заволновалась гусеница. — Вон, под стенами травка есть — зеленая, сочная, нежная… на ней и полежать, и посидеть приятно… а уж как ее наши коровы любят…
— ЧТО-О-О?!
— Нет-нет, вы не так меня поняли! — окончательно всполошился призрак. — Я в том смысле, что травка у нас замечательная! Для отдыха с дальней дороги — самое то! Полежите на ней чуток, переведете дух… нет, воду из рва пить нежелательно — она отравлена, да и ягодки с кустов лучше не срывайте… а там, глядишь, и вернется кто с полей…



— КОГДА вернется?! — взвыл господин Абирус не своим голосом. — СКОЛЬКО НАМ ЖДАТЬ?!
Гусеница сокрушенно вздохнула.
— То мне неведомо. Господин Бодирэ с самого ранья уехал на ревизию в дальнюю деревню, а когда заявится — не сообщил. Слуги, по приказу господина, отпущены в увольнительную. Остальные заняты с урожаем — у нас очередная ярмарка на носу. А я, как видите, на хозяйстве…
Граф Экхимос поспешил отвернуться, чтобы не выдать себя неподобающей случаю ухмылкой, господин Грабис запнулся от неожиданности, а толстяки растерянно переглянулись.



— Что-то я не понял, — пролепетал барон фон Дубинэ. — А почему ты утверждаешь, что не знал о нашем визите? Письмо с уведомлением было же отправлено заранее!
— Это да, — согласился призрак, а господин оценщик метнул на соседа уничижительный взгляд, красноречиво характеризующий умственные способности последнего. — Но пришло оно лишь накануне вечером, а вскрыть его имеет право только хозяин. Однако поскольку мастер Невзун уехал две недели назад и не мог его видеть, то никаких указаний на ваш счет не дал. Ни мне, ни слугам. Письмо, кстати, так и лежит у него на столе — целехонькое и никем не тронутое. И, поскольку о его содержимом я могу лишь догадываться, то без прямого приказа его милости не имею права вас впустить.



— Но у нас задание короля… — никак не хотел признать очевидное фон Дубинэ. — Господин граф, как же так?! Мы ведь не можем отсюда уехать, не предоставив его величеству подробный отчет!
Господин Грабис сжал челюсти и едва удержался от того, чтобы не отвесить придурковатому барону подзатыльник. Мало того, что этот идиот не сообразил, что письмо умышленно было отправлено на имя отсутствующего хозяина замка, так теперь он вдобавок позорит всю королевскую канцелярию, непрозрачно намекая на то, что ее чиновники разучились составлять липовые отчеты. Вот же бестолочь!



— Полагаю, проверке это недоразумение не помешает.
— Конечно! — с воодушевлением согласился призрак. — Насколько я понимаю в меру своих скромных умственных возможностей, королевское предписание касается проверки исключительно земельных владений господина барона. О замке там нет ни слова.
— А ты откуда знаешь? — подозрительно прищурился господин Грабис.
— Скучно тут, — смущенно потупилась гусеница. — Вот от нечего делать законы-то и почитываю. День и ночь. Ночь и день. За чтением годы летят незаметно… Кстати, насколько мне известно, деятельность службы королевского надзора строго регламентируется законом. И, согласно Приложению номер семьдесят два к «Закону о королевском надзоре», в случае плановой проверки проверяемый должен быть уведомлен не менее, чем за две недели до прибытия надзирателей. У вас ведь плановая проверка, правда?



Гусеница наивно захлопала ресницами, а толстяки недовольно засопели.
— Плановая, — ласково ответила само себе привидение, и они насупились еще больше. — Ведь если бы это было не так, вы бы вообще не прислали никакого письма, я правильно понимаю? Но раз уведомление все-таки есть… хм… нарушение получается, господа. Не подскажете, какой положен штраф за несоблюдение упомянутых временных рамок?
— Уведомление отправляет другая служба, — надменно сообщил дворецкому барон фон Воррэн. — Мы не имеем к ней никакого отношения.



— Странно, — удивился Глюк. — А в законе, датированном прошлым годом, говорится совсем иное…
— Господа, давайте не будем углубляться в научные дебри, — миролюбиво предложил барон фон Дубинэ. — Вещи это сложные, спорить тут можно до бесконечности, а у нас дело стоит… скажи-ка мне лучше, умник…
— Умникус, пожалуйста, — педантично поправил его Глюк.
— Да-да, я так и говорю… так вот, подскажи-ка нам, где находится ближайшая деревня? Для исполнения королевского предписания нам необходимо переговорить со старостой, пообщаться с местными жителями и своими глазами убедиться в верности предоставленных твоим хозяином отчетных материалов. Все ли в них соответствует действительности, все ли указанные в сметах суммы были своевременно освоены…



— Да прямо за этим пригорком, — выразительно ткнул пальцем в нужном направлении Глюк. — Как на верхушку заберетесь, так сразу налево сворачивайте. Дотуда всего-то полчаса ходу.
— Очень хорошо, — с невыразимым облегчением ушел от опасной темы фон Дубинэ. За что фон Воррэн и Грабис, не сговариваясь, одарили его одинаково мрачными взорами, однако при свидетелях не рискнули высказывать свое мнение. И не стали пояснять, что этот полудурок уже второй раз их гнусно подставил. Тем, что банально лишил заслуженного отдыха, додумавшись в присутствии графа напомнить о своих прямых обязанностях. И заодно определил для всех троих фронт будущих работ, добровольно отказавшись от проверенного сценария, который годами приносил королевской комиссии неплохую прибыль в обход королевской казны. Не говоря уж о том, что теперь не видать им ни сытного обеда, ни рюмочки вина, ни заслуженного отдыха, на который они сегодня рассчитывали.



— Доброго дня, господа, — ласково напутствовал хмурых надзирателей лучащийся от счастья призрак. — Желаю успехов в вашем нелегком труде! Попутного вам ветра и солнышка в… спину!
Господин Грабис, чуть не сплюнув, развернулся и быстрым шагом двинулся прочь, прикидывая про себя, далеко ли успел уехать наглый мальчишка на вонючей повозке. Следом за ним, осознав свой проигрыш, уныло потащился фон Воррэн, по пути мстительно отдавив ногу напарнику-идиоту. Последним с моста, тихонько про себя посмеиваясь, ушел граф, но перед уходом не преминул хитро подмигнуть благостно зависшему возле решетки привидению и шепотом поинтересоваться:



— А Бодирэ-то как внутрь попадает? И девчонка-служанка? Невзун же не решил выгнать в деревню всех без исключения?
— Нет, конечно, — так же тихо сообщил Глюк, оскалившись жутковатой улыбочкой. — У нас Гавкач обучен с барабаном управляться. Но господам проверяющим знать об этом совершенно необязательно.
— Согласен, — усмехнулся его сиятельство.
— Сожалею, что вам приходится с ними таскаться, граф, — сочувственно заметил дух напоследок. — Работка не из веселых…
— А куда деваться? Его величество, видимо, забыл, что я больше не опекун вашему хозяину. Так что у меня просто выхода нет — в отчете все равно должна стоять чья-то подпись.



— Понимаю. Удачи, ваше сиятельство.
— Спасибо. И тебе… хм… не скучать.
Глюк снова улыбнулся во всю немаленькую пасть, а когда граф, вскочив в седло, отъехал на приличное расстояние, тихонько свистнул:
— Мурка! Предупреди Вигора с Верзилой насчет гостей. Пусть готовятся к приему.
После чего беззвучно растворился в воздухе, а в это время со стены рыжей стрелой слетела красивая кошечка и, сжимая в зубах свернутую трубочкой записку, моментально исчезла в траве.

***



С немалым трудом взобравшись на крутой пригорок, господин Грабис оглядел раскинувшийся перед ним пейзаж и злобно зашипел.
Проклятый призрак! Насчет деревни не обманул, тварь, но забыл упомянуть, что понятие «недалеко» в его изложении ОЧЕНЬ сильно отличается от понятия «близко»! И что за полчаса до виднеющегося чуть ли не у самого горизонта селения мог добраться верховой, но никак не трое пешеходов, обремененных лишним весом и уже успевших порядком вымотаться за это отвратительное утро!



— Ну? — с трудом переведя дух после крутого подъема, остановился рядом с ним барон фор Воррэн. Красный, как вареный рак, всклокоченный и вспотевший так, что его богато расшитый камзол стал похож на шкуру пятнистого кабана, которого сперва искупали в луже, а потом щедро обваляли в пыли. Да и запах от него шел соответствующий. — Где эта де… святые небеса! Сколько же до нее еще идти?!
— Что такое? — вскарабкался на вершину еще более красный барон фон Дубинэ. Недолгое восхождение не прошло для него даром — не удержавшись на крутом склоне, толстяк дважды падал, посадив живописную прореху на штаны, а один раз вовсе умудрился сойти с дороги, испачкав в грязи свои дорогие сапоги. — Мы уже… фуф… дошли?



— Какое там! Посмотрите, где эти дурацкие ворота!
Фон Дубинэ послушно поднял голову и растерянно уставился на издевательски вихляющую между огромных полей дорогу, упиравшуюся в массивные, деревянные ворота, от которых красивой дугой убегал в обе стороны такой же добротный тын. Машинально подумал о том, сколько времени они будут туда добираться… по жаре, без спасительной тени деревьев, под постоянный аккомпанемент мерзко жужжащих насекомых… и в ужасе схватился за голову.
Господин Грабис, с тоской прикинув расстояние до проклятой деревни, заскрежетал зубами. Но потом вдруг приметил, как по укатанной дороге в нужном им направлении плетется знакомая повозка, и невольно вскрикнул:



— Граф!
Его сиятельство, узнав вихрастого возницу, тут же пришпорил коня и, нагнав успевшего, как выяснилось, задремать пацана, развернул его обратно. Причем был изрядно удивлен тем, что господа проверяющие в охотку забрались в тесную, плохо пахнущую повозку, всю дорогу просидели на жестких досках, ни разу не пожаловавшись на тряску. И вообще, вели себя так смирно, что граф Экхимос едва не заподозрил сидящего на облучке мальчишку и фамильное привидение Невзунов в подлом сговоре.
Зато в деревню господа королевские проверяющие въезжали с помпой: гордо приосанившиеся, раздувшиеся от осознания собственной важности и снова вспомнившие о том, что с высоты их положения на суетящихся смертных должно посматривать с превосходством. Да и как иначе, если, едва юный возница задорно гаркнул: «Королевская проверка!», крестьяне на воротах тут же прыснули в стороны, а почетный караул из четырех обутых в лапти, заросших до бровей мужиков с вилами со всем уважением проводил гостей до самого дома старосты?



Его сиятельство, правда, засомневался в том, что трое встрепанных, обливающихся потом незнакомцев в грязных камзолах могли вызвать у местных столько положительных эмоций. Да и замызганная, благоухающая, покрытая подозрительными пятнами повозка особого доверия не внушала. Впрочем на фоне деревеньки они смотрелись почти своими — обшарпанные дома, известные его сиятельству еще по старой памяти, стояли все такими же развалюхами; покосившиеся, посеревшие от старости заборы кренились на дорогу так, что, казалось, вот-вот рухнут; крытые прошлогодней соломой крыши по-прежнему зияли дырами, а одежда крестьян была столь бедной и неказистой, что даже у графа пару раз дрогнула рука подать им милостыню. Так что гости-оборванцы в эту картину вписались превосходно.



С грустью отметив про себя, что юный барон плоховато справляется со своими обязанностями, его сиятельство остановил коня и обратил свой взор на единственный дом с несомненными следами ремонта. Выглядел он, правда, так же печально, как и остальная деревня, но тут хотя бы имелись нормальные окна и целая крыша, покосившееся крыльцо красовалось целыми двумя новенькими ступеньками, а наспех покрашенные ставни на фоне общей бедности и полнейшей разрухи казались и вовсе чем-то неслыханным.
— Господин Вигор! Господин Бодирэ! — спрыгнув на землю, истошно заорал мальчишка. — Тут к вам от короля приехали! Выйдите на минутку, а?!



Граф чуть не поперхнулся от такого представления, больше похожего на издевательство, но в этот момент дверь дома с громкими скрипом отворилась, и оттуда вышел человек — коренастый, седой, как лунь, но еще крепкий и не утративший повадок старого вояки. Следом за ним вышел и второй мужчина, одетый в простую холщовую рубаху и обычные штаны, аккуратно заправленные в голенища заношенных сапог. Крепко сбитая фигура без единого намека на дурной жирок, волевое лицо, недобрый взгляд из-под густых бровей, осанистая борода, которой еще два года назад и в помине не было…



Его сиятельство едва с коня не упал, неожиданно признав в этом хмуром деревенском мужике некогда известного в определенных кругах господина Бодирэ. Резко похудевшего, подтянувшегося, утратившего прежний лоск, но приобретшего взамен совсем иную осанку и хорошо знакомую любому воину стальную твердость во взгляде, которая вызывала невольное уважение.
Граф мысленно присвистнул, по достоинству оценив произошедшие с чиновником перемены, и дал себе зарок непременно выяснить у Невзуна, в чем тут дело. А вот господа королевские проверяющие поняли ситуацию совсем иначе — их взгляды, бегло пробежавшись по неказистой одежке бывшего коллеги, стали откровенно скептическими; при виде обуви — высокомерно-презрительными, а при виде его невозмутимого лица, на котором сейчас не виднелось и тени былых эмоций — недоумевающими.



— Боже мой… — наконец, смог выдавить что-то членораздельное барон фон Дубинэ и всплеснул пухлыми руками. — Друг мой, да как же это вы… что с вами произошло?!
— Ничего такого, чего я не мог бы пережить, барон, — криво усмехнулся господин Бодирэ, снова поразив графа до полного онемения. — Жизнь тут несладкая, балов, как видите, нет, да и условия работы несколько отличаются от того, к чему вы привыкли.
— Но ваш внешний вид…
— Будьте уверены: полностью соответствует происходящему.



— И эта ужасная ткань…
— Не переживайте, я привык.
— Что?! — в непритворном ужасе отшатнулся от бывшего коллеги барон. — Да разве к такому можно привыкнуть?!
Господин Бодирэ снова усмехнулся.
— К сожалению, в моем контракте не оговаривались условия проживания, поэтому приходится довольствоваться тем, что есть. А поскольку контракт заверен королем… полагаю, мы не будем обсуждать поступки и решения его величества. Думаю, это будет не слишком правильно с нашей стороны.



Господа проверяющие дружно переглянулись.
— Да-да, вы, конечно же, правы, — промямлил фон Воррэн, утирая выступившую на лбу испарину — поднимать щекотливую тему королевских намерений ему совершенно не улыбалось. А уж обсуждать ошибки королевской канцелярии, включая ту, на которую им указало поганое привидение, тем более. Как оказалось, в деле окраинного барончика она была далеко не единственной, а ему очень не хотелось лишний раз обращать на это внимание старого знакомого. — Мой коллега просто неточно выразился.



— Насколько я понимаю, вы прибыли сюда с инспекцией? — тут же сменил тему Бодирэ и как-то недобро взглянул на господина Грабиса.
Тот хмуро кивнул.
— Совершенно верно.
— Его сиятельство, я полагаю, находится здесь в качестве независимой стороны?
— Да. Все согласно букве закона.
— Очень хорошо, — едва заметно улыбнулся управляющий. — Сопроводительные документы у вас при себе? Я могу с ними ознакомиться?
Королевский оценщик мрачно зыркнул на него исподлобья.



— Зачем? Его сиятельство их уже видел и признал достоверными.
— Его сиятельство две недели назад утратил право распоряжаться имуществом нашего хозяина, — спокойно отметил управляющий. — С этого времени, согласно контракту, оно находится в моем ведении. И именно я несу полную ответственность за все, что здесь происходит. Следовательно, я обязан проверить ваши бумаги и убедиться, что проверка не проводится с нарушениями.
У господина Грабиса чуть сузились глаза — оговорка бывшего коллеги ему совсем не понравилась. Что это? Намек? Угроза?



— Друг мой, зачем нам эти формальности? — вдруг широко улыбнулся фон Дубинэ и, раскинув руки для объятий, сделав шаг к крыльцу. — Мы давно с вами знакомы, не первый год работаем под одной крышей… неужели вы станете подозревать нас в нарушении закона?!
Господин Бодирэ тут же повернулся к графу.
— Ваше сиятельство, вы согласны засвидетельствовать отказ королевской комиссии предоставить документы, подтверждающие законность проводимой проверки?
Граф Экхимос изумленно моргнул, фон Дубинэ шарахнулся от бывшего коллеги, как от прокаженного, барон фон Воррэн поджал губы, поняв, что договориться по-хорошему не получится, а на лице Грабиса появилось жесткое выражение.



— Хорошо, — процедил он, вытаскивая из-за пазухи ворох перевязанных бечевкой бумаг. — Вот они. Можете ознакомиться.
— Благодарю, — сухо кивнул управляющий и, сойдя в крыльца, забрал документы. — Вигор, подойди. Тебя это тоже касается.
Седой, мазнув по гостям острым взглядом, неторопливо спустился по ступенькам, по пути сделав спрятавшемуся за повозкой мальчишке незаметный знак. Тот понимающе ухмыльнулся и тут же исчез, прихватив с собой флегматично обмахивающегося хвостом мерина и «ароматную» повозку. На исчезновение которой увлеченные диалогом гости не обратили никакого внимания.



Бодирэ тем временем внимательно прочитал бумаги, словно позабыв о мнущихся на пороге чиновниках, которые в душных камзолах чувствовали себя на ярком солнце, как поросята в печке. Тщательно проверил подлинность всех печатей. Убедился, что королевская проверка действительно назначена на сегодня, и только тогда вернул документы обратно.
— Все в порядке, господа — ваши полномочия сомнений не вызывают…
Грабис тихо скрипнул зубами. Вот мерзавец! Да за такие намеки его следует подвесить за ребра на воротах его же собственного дома!



— Тем не менее, — ровным голосом продолжил управляющий, — я буду обязан заявить о нарушении сроков проверки и отсутствии предварительного уведомления.
— Уведомление есть, — недовольно буркнул фон Воррэн, с раздражением кинув взгляд на невозмутимого Бодирэ. — Оно у вас в замке.
— Замок не мой, а господина барона, — так же ровно заметил Бодирэ. — И у меня нет доступа в его личный кабинет, поскольку тот магически опечатан и находится в ведении его доверенного лица. Исходя из нынешнего положения дел в баронстве, уведомление вы должны были прислать в двойном экземпляре: одно на имя господина барона, второе — на мое. Поскольку этого не было сделано, я доложу об этом в соответствующую инстанцию.



— Надеюсь, под «доверенным лицом» вы не подразумеваете того ушлого призрака, который караулит замок? — язвительно осведомился господин Грабис, убирая бумаги за пазуху. — И вообще, как интересно ведутся дела в баронстве… Полагаю, его величеству будет любопытно узнать, что его подданные доверяют судьбу заложенного королевской казне имущества в руки нежити.
На лице управляющего не дрогнул ни один мускул.
— Согласно классификации Совета магов, фамильных призраков уже давно не относят к нежити. Следовательно, нет никаких препятствий для того, чтобы назначить такое привидение своим заместителем или временным управляющим.



— Вот как? — неприятно улыбнулся господин Грабис. — Тогда, надеюсь, у барона есть соответствующие бумаги, подтверждающие права этого, с позволения сказать, заместителя?
— Кстати, а кем они подписаны? — презрительно вздернул бровь барон фон Воррэн, не заметив прозвучавшей издевки. — Вами?
Управляющий неожиданно улыбнулся.
— Вообще-то, их заверил сам барон. В день своего отъезда в Академию Всеобщей Магии, когда его милость получил законное право на подпись и личную Печать мага. Если вас интересуют подробности, можете обратиться за ними к барону Невзуну лично. Полагаю, он не откажется удовлетворить ваше любопытство. Когда вернется из Академии, конечно.



Господин Грабис ожег бывшего коллегу взглядом и молча пообещал разобраться с ним позже. Барон еще пожалеет о том, что завел себе таких заместителей — никому не позволено глумиться над представителями власти. Так что сегодня он будет работать так, как никогда в жизни: малейшие провинности, любые недочеты, даже крохотные несовпадения в документах управляющего… все найдет свое отражение в отчете. В десятикратном размере.
— Надеюсь, на этом формальности закончены? — сухо спросил он, не желая больше участвовать в этом спектакле.



— С моей стороны — да, — коротко поклонился господин Бодирэ. — Вигор?
Староста, выступив вперед, степенно поклонился.
— Ни в коей мере не собираюсь чинить вам препятствий, господа, однако прежде, чем вы приступите, я обязан убедиться, что имеющиеся на вас амулеты полностью исправны. Королевская проверка — дело серьезное, важное… и мне бы не хотелось, чтобы в ваших отчетах появились даже малейшие неточности, способные исказить истинную картину происходящего и бросить тень на вас или нашего барона.



«Не сомневайся, — мрачно подумал господин Грабис. — Неточностей не будет. Я тебе такую картину нарисую, что в казначействе ахнут. И мои амулеты вашему барончику не по зубам — замучается портить. Так что ему крышка».
— Не стоит беспокоиться, — ответил он вслух. — На нас невозможно подействовать магией. Более того, любая попытка повлиять на наш разум или результаты проверки приравнивается к коронному преступлению и карается соответственно.
— Благодарю, мне это известно, — едва заметно усмехнулся староста. — Именно поэтому я и должен убедиться в исправности ваших амулетов.



— Вообще-то, этим должен заниматься маг, а не крестьянин, — с неприятной улыбочкой заметил барон фон Воррэн.
— Что поделаешь? — сокрушенно вздохнул Вигор. — Если бы барон был здесь, то мы бы сразу обратились к нему. Если бы наш лекарь не уехал вчера в город по делам, мы бы тоже придерживались правил. Однако, поскольку о вашем прибытии ему неизвестно, а других магов здесь нет, то ваши амулеты или осматриваю я… закон этого не запрещает… или нам придется ждать возвращения лекаря. Вы готовы задержаться здесь на несколько дней?



— Надеюсь, это — последнее условие, необходимое для начала проверки? — презрительно бросил королевский оценщик, не имеющий ни малейшего желания торчать в этой дыре дольше необходимого.
Староста почтительно поклонился.
— Да, господин. Как я уже сказал, никто не будет чинить вам препятствий.
— Хорошо, — господин Грабис, едва сдерживая раздражение, дернул за висящую на шее цепочку и выудил из — под камзола небольшой амулет. — Это — охранный кулон, созданный придворным архимагом специально для проверяющих. Сломать его невозможно. Нарушить его работу без того, чтобы об этом не узнал архимаг, тоже нельзя. При малейшем подозрении на внешнюю угрозу он оповещает казначейство о попытке взлома, после чего неблагонадежный подданный короны быстро оказывается за решеткой. Смотри, схема очень проста: когда он полон, в центре всегда горит зеленая точечка, когда пуст или неисправен — красная…



— А если не горит никакая? — с любопытством осведомился староста, заставив собеседника осечься и растерянно уставиться на свой амулет, который выглядел сейчас, как простая безделушка. Ни огонька, ни загадочного мерцания вплавленного в центр камня… просто кусок металла с тускло поблескивающей на крышке королевской печатью.
— Это еще что такое? — изумился Атбирус Грабис, лихорадочно осматривая и ощупывая артефакт. — Я же точно помню, что при выходе из дворца с ним все было в порядке!



Господин Бодирэ бесстрастно проследил за тем, как королевский оценщик сперва с надеждой потряс испортившуюся игрушку, затем постучал по ней ногтем, снова потряс и еще раз тщательнейшим образом ощупал. Скептически хмыкнул, когда его спутники, как по команде, потянулись к потным шеям и принялись судорожно их ощупывать, торопливо доставая наружу свои амулеты и выискивая на них горящий огонек. А потом равнодушно пожал плечами, когда стало ясно, что их надежды не оправдались.
— Мой амулет тоже сломался, — растерянно доложил барон фон Воррэн через несколько минут.



— И мой, — несчастным голосом сообщил фон Дубинэ, зачем-то приложив безделушку к уху и пытаясь что-то в ней прослушать. — Ничего, представляете? Совсем ничего! Она мертва!
— Но как?! — едва слышно выдохнул господин Грабис и остервенело потряс свой кулон. — Они не могли просто так выйти из строя! Их заряжал главный придворный маг!!!
— Какие-то проблемы? — вежливо осведомился староста, когда все трое с обреченным видом переглянулись. — Господа, у вас возникли затруднения?
— Да какие затруднения, если они не работают!!! — взвыл королевский оценщик, чуть не рванув на себе волосы с досады. — Понятно вам?! НИ ОДИН из них не работает! ВООБЩЕ!!! Это катастрофа!



Староста спокойно кивнул.
— Я вас понял. Боюсь, господа, ваше присутствие здесь более не имеет смысла — без защитных амулетов это будет грубым нарушением протокола, чего я, как представитель господина барона, не имею права допустить. Согласно пункту третьему «Закона о королевской проверке»…
Господин Грабис, метнув на него дикий взгляд, чуть не зарычал, прекрасно сознавая, что тут он бессилен. А потом вдруг резко развернулся, вперил хищный взгляд в бывшего коллегу и, вытянув в его сторону дрожащий от ярости палец, злобно прошипел:



— ТЫ… это все ты виноват! Это твоя вина!!!
Будто отзываясь на возмущение гостя, где-то неподалеку послышался грохот, громкий треск и возмущенное конское ржание, очень некстати оборвавшее королевского оценщика на самом интересном месте. Успевшие собраться вокруг дома крестьяне удивленно обернулись, кто-то из баб всплеснул руками и кинулся выяснять, в чем дело. Сам господин Грабис вынужденно осекся, его коллеги испуганно вздрогнули, а господин Бодирэ даже ухом не повел.
— Мне показалось, или вы обвиняете меня в совершении преступления против короны посредством магических манипуляций? — ровно осведомился он, буравя глазами пышущего праведным гневом собеседника.



Тот едва не заорал во весь голос: «ДА!», но, к счастью, вовремя опомнился и, до хруста сжав кулаки, беззвучно застонал.
Демоново отродье! Как бы много он отдал, чтобы засадить этого чванливого упыря за решетку! Сколько бы доплатил королевским палачам за то, чтобы они клещами вытянули из мерзавца правду! Знает ведь, тварь, что за магия уничтожила сразу три… ТРИ!.. мощных артефакта, исполненных самим мастером Свирусом! Пусть не сам, но знает, гад!
Только вот беда — без доказательств бросаться такими обвинениями не имеет права даже королевский дознаватель. Ведь Бодирэ магией не владеет, поэтому обвинить его в нападении означает только выставить себя на посмешище. Тем более, на глазах у графа. Насчет остальных староста тоже сказал правду — второй амулет это подтвердил, а значит, магов тут действительно нет. Ни чужих, ни, увы, своих, так что установить факт внешнего воздействия и выявить чужеродную силу сию же минуту не представляется возможным. Остается надеяться, что придворный маг, обследовав все три кулона, отыщет причину неисправности и позволит восстановить справедливость. Но это будет уже потом… а сейчас… сейчас…



Господин Грабис окинул ненавидящим взглядом невозмутимого управляющего и старательно изображающего непонимание старосту, и, с трудом сдерживаясь, чтобы не разораться, как истеричная фрейлина, которой прищемили пальчик, процедил:
— Мы уходим!
— Какая жалость, — равнодушно отозвался господин Бодирэ. — Так обидно, наверное, явиться за тридевять земель и не выполнить того, что хотел. Надеюсь, в следующий раз вы подготовитесь получше, коллега.
— Не сомневайтесь! — прорычал господин Грабис, испытывая сильное желание кого-нибудь убить. Потом резко отвернулся, выискивая глазами повозку с мальчишкой-возницей. Почти взбесился, когда понял, что того давно и след простыл. Снова повернулся к посмевшему унизить его мерзавцу и, уже не сдерживаясь, прошипел: — Где повозка?!







0 Комментариев и отзывов к аудиокниге Некромант на охоте - Лисина Александра

  • Главная
  • Правообладателям
  • Контакты
Не работает аудиокнига? Отключи Adblock. Читать >>>