» » Некромант на охоте - Лисина Александра

Жми, тут можно >>> Аудиокниги слушать онлайн
бесплатно

Некромант на охоте - Лисина Александра

+11
Некромант на охоте - Лисина Александра

Скачать книгу Некромант на охоте - Лисина Александра бесплатно



Управляющий пожал плечами.
— Сожалею. В настоящее время у меня нет ни одной свободной повозки — все заняты в поле.
— Вранье! — взвыл королевский оценщик, перед которым замаячила реальная перспектива пешего возвращения через половину этого проклятого баронства. — Где мальчишка, который нас привез?! Он же только что был здесь!
— У меня такое впечатление, что пару минут назад он неудачно попытался завести телегу в сарай и безнадежно испортил свое средство передвижения. Вы ведь слышали грохот?



— Да-да! У Шмыга опять колесо отвалилось! — мгновенно подхватил кто-то в толпе.
— Точно! — подтвердила неизвестно откуда возникшая на улице симпатичная рыжая девчонка. — Я сама видела: не вписался в поворот, негодник. Мерин в шоке, сарай — в щепки, повозка — вдребезги…
— ЧТО?! — господин Грабис неверяще уставился на абсолютно непроницаемое лицо Бодирэ. — Да это же подстроено! Он специально!
Тот невозмутимо пожал плечами.
— Вы можете это доказать?
Королевский оценщик тихо застонал, уже понимая, что его просто нагло выдворяют из деревни, а затем беспомощно обернулся к графу.



— Ваше сиятельство! Вы же сами все видели! Помогите восстановить справедливость!
Граф Экхимос подчеркнуто медленным взором окинул собравшихся, особенно уделив внимание основным действующим лицам, встретился глазами с Вигором, разительно переменившимся Бодирэ, а потом неестественно ровно заметил:
— Боюсь, это не в моей компетенции, господин Грабис. К сожалению, отказ в проведении проверки абсолютно законен. О причинах я рассуждать не могу, поскольку не являюсь магом, но засвидетельствовать случившееся обязан, что и сделаю, как только вернусь в свой замок. Как вы понимаете, проводить расследование о причине отсутствия в деревне свободных повозок я не уполномочен. Устраивать проверку фактов об умышленном причинении вреда одной из них — тоже. В условиях отсутствия военного положения у меня нет власти на данной территории. Поэтому, боюсь, нам придется поверить этим господам на слово. Впрочем, я не сомневаюсь, что если вы заглянете за угол, то непременно увидите плачевное состояние той самой повозки и лично убедитесь в том, что она более не способна служить для вас транспортом. Господин Бодирэ, я правильно излагаю?



— Безусловно, господин граф, — коротко поклонился ему господин Бодирэ, обозначив легкий намек на улыбку.
— Ну, вот видите… — развел руками граф.
Господин Грабис уставился на него так, будто внезапно заподозрил в гнусном предательстве интересов короны, а потом скрипнул зубами и отвернулся.
Все. Больше им тут делать нечего. Поддержки от Экхимоса не будет.
— Всего хорошего, господа, — подвел черту неудачным переговорам господин Бодирэ и, еще раз поклонившись, выразительным взглядом указал пришельцам на ворота.



— Доброго пути, — с ласковой улыбкой напутствовал чужаков староста и, демонстративно отвесив поклон его сиятельству, отступил к дому.
Граф Экхимос только хмыкнул, по достоинству оценив вытянувшиеся лица королевских проверяющих. Подметил выглядывающую из-за угла хитрую рожицу возницы, вовремя сумевшему устроить качественную диверсию. Бодро кивнул управляющему, мнение о котором в его глазах только что выросло на несколько десятков пунктов. И остро пожалел, что не может допросить этих заговорщиков на месте. После чего мысленно пообещал себе выяснить подробности во время следующего визита и поспешил вывести растерянных, ошеломленных, полностью деморализованных спутников за пределы деревни, надеясь, что хотя бы засветло они доберутся до засевшей в грязи кареты.



Как только они покинули селение, с надвратной башни ловко спрыгнула аккуратная рыжая кошечка, на шее которой покачивался небольшой амулет. Ловко пробежавшись по стене, она торопливо обогнула все селение, время от времени останавливаясь и касаясь пушистой лапкой той или иной приглянувшейся ей деревяшки. Закончив обход, она так же ловко спрыгнула на землю и, никем не замеченная, устремилась к виднеющемуся вдалеке черному замку. А за ее спиной, дрожа и переливаясь, начала медленно истаивать тончайшая иллюзия, от которой уже через несколько часов не останется никаких следов.




Глава 2


«Надежда — живучее чувство. Когда уже начинаешь думать, что убил ее окончательно, она снова умудряется ожить».
Мэтр Лонер Кромм.
— Ну? — с любопытством спросил я, отнимая руки от висков старого друга. — Как ощущения?
Лонер открыл глаза, попробовал повернуть голову, но тут же поморщился.
— Такое чувство, что меня пытали.
— Почти так и было, — подтвердил я, бегло просматривая его ауру. — Мне пришлось немного поковыряться в твоих внутренностях. Что помнишь из последних событий?



— Все, — криво улыбнулся старый мэтр, незаметно ощупывая постель, словно желая убедиться, что к нему вернулась чувствительность, и старательно сдерживаясь, чтобы не спросить о самом важном. — Вплоть до того момента, когда ты воткнул мне в грудь свой ритуальный кинжал.
Он ненадолго замолчал, мельком оглядывая незнакомую комнату. Пробежался глазами по серым стенам, которые я не удосужился задрапировать, такому же серому потолку, смятому одеялу, которым было укрыто его тело. Подняв руку, медленно провел ладонью по левой стороне груди, растер между пальцев подсохшие комочки крови, под которыми виднелся небольшой рубец, и только потом вопросительно посмотрел на меня.



— Пей, — я протянул ему зелье полного восстановления и поднялся с края постели. — Ритуал прошел удачно: я снял с тебя Печать, поправил кое-что внутри, встряхнул твой уснувший дар и наложил на него блок, чтобы раньше времени не сгорел. Учиться им пользоваться тебе придется заново, мелкими шажками и, желательно, не в Академии, чтобы не слетела иллюзия. Защиту позже поставлю — времени просто не было. С ногой тоже не все успел, но процесс уже запущен. Так что подумай, что ты скажешь ректору, когда он увидит отросшую конечность и невзначай поинтересуется, кто вернул тебе здоровье.



Лонер на мгновение прикрыл вспыхнувшие торжеством глаза, но, как истинный аристократ, не спешил показывать свои чувства. Вместо этого он залпом опрокинул в себя флакон с зельем, будто внутри плескался самогон. Затем глубоко вздохнул и, откинувшись на подушку, спокойно поинтересовался:
— Сколько прошло времени с моей смерти?
Я только хмыкнул.
Молодец, не раскисает, хотя наверняка попытался сейчас воспользоваться вновь обретенным даром и, как следовало ожидать, потерпел неудачу. Никуда не деться — обращаться к силе раньше, чем через неделю, он не сможет: слишком долго на нем стояла Печать. Нога тоже отрасти не успела — я лишь основу подвел и запустил процесс восстановления, а заметный результат появится гораздо позже. Умом Лонер это тоже, конечно, понимал, но вот чувства… трудно избавиться от сомнений, когда так долго жил одной лишь надеждой. А спросить напрямую он не осмелится — гордый.



— Сутки.
— Мы еще в твоем замке?
— Конечно. Не было смысла тащить тебя через арку в таком виде.
— Зомби целы?
— Куда ж они денутся? Отсыпаются сейчас в склепе. А через недельку вернутся в деревню и будут жить, как нормальные люди. Замок я, естественно, запечатал, чтобы эманации от алтаря не портили магический фон. Накопители и рассеиватели работают на полную мощность. Зубища присматривает за порядком, горгульи следят за округой, кошки непрерывно бдят и контролируют все границы… все в порядке, Лонер. Не переживай — твое воскрешение не испортило мне репутацию.



По губам старика скользнула понимающая усмешка.
— А как же занятия?
— Я на свои сегодня сходил, — усмехнулся в ответ я. — Опять довел до бешенства мастера Нарди, разозлил Мкаша и порадовал своим усердием Лариссу де Ривье. А у тебя, если верить расписанию, первый день недели всегда свободный. Кстати, поутру я встретил в коридоре Фугга и непрозрачно намекнул, что видел тебя около лаборатории в крайне раздраженном состоянии. Думаю, он сам догадается, что тревожить «злобного старого мэтра» в ближайшее время не стоит. Амулет ректора, в котором стоит одна хитрая следилка, я тоже оставил там, чтобы не возникало вопросов. Перстней на тебе не было. Защиты тоже. На всякий случай Нич остался в Академии — проследить, чтобы тебя не хватились. А к завтрашнему утру, я надеюсь, ты придешь в себя настолько, что сумеешь самостоятельно провести урок. Я ответил на твои вопросы?



— Спасибо, Валоор, — тихо сказал Лонер, на мгновение перехватив мой насмешливый взгляд. — Я тебе должен.
— Мое имя Гираш, — напомнил я, подходя к двери. Затем порылся в кармане и кинул ему наполовину разряженный накопитель. — На, экспериментируй. Время до утра у тебя есть.
— Все-то ты знаешь, — вздохнул старый мэтр, ловя мой подарок.
Я только улыбнулся и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. После чего неторопливо спустился на первый этаж, уселся в любимое кресло у камина и, подхватив на руки ластящуюся Мурку, вопросительно повернулся к терпеливо ожидающему аудиенции Бодирэ.



— Докладывай.
Управляющий, по моему знаку занявший второе кресло, едва заметно улыбнулся.
— Все прошло, как вы и предсказывали: против буквы закона возразить Грабису было нечего. Он ушел в бешенстве, будучи в полной уверенности, что мы испортили его амулеты.
— А граф?
— Засомневался, конечно, но нас поддержал.
— Хорошо, — задумчиво обронил я, снимая с кошки небольшой кулон. — Не зря я избавил его от нежити. Иллюзия над деревней еще держится?
— Нет, господин. Растаяла около получаса назад. Вы уверены, что надзирающие больше не вернутся?



Я погладил Мурку.
— Им уже не до повторной прогулки. Но через несколько недель они, возможно, сюда вернутся.
— Почему не раньше? — заинтересовался Бодирэ, следя за тем, как выгибается под моими руками и пытается поцарапать подлокотники кресла рыжая кошка.
— Потому что сперва они захотят отдать амулеты на проверку, — пояснил я. — Вернее, перед тем, как это сделать, господин Грабис непременно осмотрит их еще раз и с неприятным удивлением убедиться, что с ними все в порядке. Иллюзия, знаете ли, вещь крайне хрупкая и может разрушиться от одного неосторожного движения. Так что господину Грабису придется сильно задуматься перед тем, как отправиться к придворному магу.



— Но если амулеты в действительности работали, они наверняка должны были засечь вашу магию, — нахмурился господин Бодирэ.
Я безмятежно улыбнулся.
— Точно. Только они рассчитаны, в первую очередь, на защиту разума владельца, а я на него напрямую не влиял.
— Но ведь даже косвенное воздействие на проверяющего считается коронным преступлением, — замер управляющий.
— Ты забыл: проверка ведь так и не началась, а до этого момента я имел право развешивать по своим владениям любые заклинания, артефакты и плетения, потому что законом это не запрещено. Формально мы ничего не нарушили, и придворный маг, занявшись амулетом, сможет установить только то, что вблизи от него когда-то… неизвестно когда и где… некоторое время присутствовала слабая ментальная магия, не несущая никакой угрозы для жизни или здоровья хозяина. Можешь себе представить, сколько такой магии находится, скажем, в приемной самого мастера Свируса? Или просто замуровано в стенах королевского дворца?



Бодирэ хмыкнул.
— Но тогда получается, что пока королевские надзирающие не получили официального подтверждения от вас или вашего представителя на проведение проверки, любое воздействие на них считается допустимым?
— Не любое. Убивать их, калечить, наносить вред или похищать никому не рекомендуется. Но вот насчет маленьких невинных шуток в законе ничего не сказано.
— А они не свяжут ее именно с нашим баронством?
— Нет, — безмятежно улыбнулся я. — К тому моменту, как Грабис на что-то решится, остатки иллюзии исчезнут, и у него не будет ни единого шанса связать свою оплошность со мной. Любой посторонний маг, ознакомившись с материалами дела, уверенно скажет, что амулеты на протяжении всего визита были исправны. Небольшая доза ментальной магии, имевшая место быть до начала проверки, не могла повредить ни им, ни их хозяевам. Следовательно у господина Грабиса и двух его друзей не было объективных причин отказываться от выполнения своих обязанностей. Как он будет объясняться перед королем, уже другое дело. Сказать напрямую, что его облапошили, не позволит гордость. Нагло соврать не даст амулет правды и донесение графа Экхимоса. Сослаться на усталость, пятна на солнце или временное помрачение рассудка он вряд ли рискнет, так как после этого останется лишь подать в отставку и надеяться, что пособие по старости будет не слишком маленьким. Конечно, можно скрыть сам факт этого визита, затем вымолить у графа обещание молчать, обещая за это неземные блага, после чего собраться с мыслями и отправить в канцелярию замечание о том, что неэтично навещать чужие владения в отсутствии законного хозяина. А еще лучше — направить весь закон на доработку, указав вышестоящим чинам на несоответствие некоторых его положений. Пока чиновники будут разбираться, про мелкое недоразумение благополучно забудут. Меня оставят в покое — кому какое дело до мелкого окраинного барончика? Графа тоже трогать не станут — он тут вообще ни при чем. Сама проверка отложится на несколько лет, по истечение которых предъявлять мне какие-то претензии будет вообще глупо. А в итоге… как думаешь, сколько Грабису потребуется времени, чтобы сообразить, в какую ловушку я его загнал?



Бодирэ, наконец, расплылся в понимающей ухмылке.
— Полагаю, сразу, как только обнаружит работающие амулеты. Ведь тогда получается, ему просто ПОКАЗАЛОСЬ, что амулеты неисправны!
— Совершенно верно, — согласился я, почесав Мурку за ушком. — Если же у кого-то возникнут вопросы к вам или господину Вигору, то вы, как верные подданные короны, абсолютно честно ответите, что ничего не понимаете в магии, поэтому поверили господам проверяющим на слово. А если и почудилось вам в какой-то момент, что огоньки на амулетах не горели… что ж, видно, солнце в тот день светило слишком ярко, блики на кулонах ослепили ваши уставшие глаза, вот и примерещилось. Что такое слово крестьянина против слова честного дворянина? А с графом я сам обо всем договорюсь — ему тоже не по душе королевская ссуда.



— Вы не думаете, что вашего соседа в ближайшее время могут навестить с недобрыми намерениями?
— Все возможно, — рассеянно отозвался я, отпуская Мурку. — Гравис честолюбив, тщеславен и вряд ли позволит испортить свою репутацию. Если не получится прикрыть свои грешки, он просто обязан будет попытаться изменить чужой отчет. Правда, у него вряд ли получится: граф — человек слова и через некоторые принципы просто не переступит. Но присмотреть за ним нужно — вдруг господин Грабис переживает за свою продажную шкуру несколько сильнее, чем мне казалось?



Бодирэ неожиданно нахмурился.
— А что, если он закусит удила и начнет под вас копать?
— Он наверняка так и сделает, — успокоил его я. — Только сперва ему все равно придется написать отчет. Причем так, чтобы оправдать свою ошибку. Если он окажется достаточно изворотлив, и начальство простит его оплошность, то вторую проверку сюда пришлют не раньше, чем через пару месяцев. Если же нет… думаю, три — четыре недели у нас все равно есть. А к тому моменту я успею подготовиться.
— Может, не стоило тогда и иллюзию на деревню вешать? — усомнился вдруг управляющий. — Зачем нам казаться беднее, чем мы есть?



— Затем, чтобы никто не задавал ненужных вопросов. У нас обычное небогатое баронство — с трудом концы с концами сводим, чтобы отдать огромный долг королю. Урожаи средненькие, едва на зиму запастись хватает. Границы постоянно тревожит нежить, восстановление замка сжирает все доходы… Думаешь, я просто так велел вам не трубить на ярмарках, откуда продукты, и приказал не клеймить оставленный на продажу скот?
— Вы правы, — виновато развел руками Бодирэ. — Мы пока не можем защитить свое благополучие. Но что если вторая проверка прибудет раньше, чем вы рассчитываете? И если с ними будет маг, которого обмануть иллюзией не удастся?



Я только отмахнулся.
— Иллюзия нам больше не понадобится. Подумаешь, отстроили деревню заново… могли же мы устыдиться собственной нищеты? За месяц можно и замок из руин восстановить, если сильно захотеть. А если у кого-то возникнут вопросы по поводу денег, то у тебя на руках будет расписка на соответствующую сумму, заверенная моей подписью и личной Печатью. Остальные вопросы пусть задают лично мне — как закончу учебу, с удовольствием на них отвечу. А до этого счастливого дня все желающие могут обращаться к нашему ректору, дабы он подробно пояснил невеждам все особенности воспитания магов.



Господин Бодирэ ненадолго задумался, прикрыв глаза и что-то напряженно просчитывая, а затем с едва уловимой насмешкой снова посмотрел на меня.
— Знаете, господин барон, за те два года, что мы знакомы, я уже имел возможность убедиться в ваших возможностях. Но иногда они меня все равно поражают. Порой даже создается впечатление, что вам гораздо больше лет, чем кажется.
— Жалеешь, что остался? — понимающе хмыкнул я в ответ.
— Напротив. Но я люблю понимать все до конца.
— Похвальное качество, — одобрительно кивнул я, неторопливо поднимаясь с кресла. — Но, как мне кажется, несколько нескромное — всего до конца не понимают даже архимаги. Тем не менее, стремление к познанию достойно уважения, особенно если оно сочетается с благоразумием.



— Вы хотите сказать, что я вышел за границы дозволенного? — внезапно напрягся Бодирэ.
Я так же медленно обернулся и пристально на него взглянул.
— Нет. Просто за всякие знания нужно платить, господин управляющий. И еще неизвестно, подойдет ли вам цена. Некоторые, к примеру, не готовы о ней даже услышать.
— Это… предложение, господин барон? — непроизвольно замер он.
Я качнул головой.
— Скорее, пожелание задуматься.
После чего, наконец, отвернулся, позволив тревожно заерзавшему управляющему выдохнуть, и знаком показал, что больше его не держу.




***
— Ну и что вы опять устроили, Невзун? — устало посмотрел на меня ректор, едва я переступил порог его кабинета. — Почему мастер Рух готов собственноручно вас придушить, мастер Краш скрипит зубами от злости, а маркиза де Ракаш снова подала на вас жалобу?
Я сделал удивленное лицо.
— Простите, мастер Умдобр, я не совсем понимаю, о чем речь…
— Хватит! — повысил голос архимаг и поднялся из-за стола. Осунувшийся, какой-то исхудавший, с темными кругами вокруг глаз. Видимо, расследование инцидента со «светлыми», попавшими под заклятие Очищения, окончательно зашло в тупик. — Невзун, вы еще месяца не отучились, а я почти ежедневно слышу от преподавателей возмущенные отзывы о вашем поведении!



— Помилуйте, господин ректор, — совершенно искренне изумился я. — Да что же я сделал плохого?!
— А вы не знаете? — опасно изменился голос архимага.
Я виновато развел руками.
Он несколько секунд сверлил меня глазами, тщетно пытаясь отыскать на моем лице признаки раскаяния, но потом так же устало махнул рукой и опустился обратно в кресло.
— Скажите, вот зачем вам понадобилось дарить мастеру Крашу свой учебник по Алхимии вместо того, чтобы просто выполнить порученное задание?



Я пожал плечами.
— Я решил, что так будет быстрее.
— Поясните, — снова нахмурился ректор.
— А что тут пояснять? Мастер Краш после моего не слишком удачного эксперимента потребовал, чтобы я написал ему конспект с перечислением всех известных мне зелий из учебника… ну я и подарил ему весь учебник сразу, потому что ни одно из зелий не является для меня тайной!
— В самом деле? — прищурился мастер Умдобр. — Хотите сказать, вы готовы пройти предварительный экзамен по данному предмету?



Я спокойно кивнул.
— Легко.
— Хм, — ненадолго задумался ректор. — Весьма смелое заявление, Невзун… даже, пожалуй, чересчур.
— Не думаю, мастер Умдобр, — едва заметно улыбнулся я. — Дело в том, что у меня абсолютная память. И я никогда ничего не забываю.
— Вот так? В таком случае, может, вы скажете мне, какой состав описан в третьей главе вашего учебника по Алхимии мелким шрифтом?
— Настойка для повышения памяти и внимания, мастер, — снова улыбнулся я.
— Верно, — одобрительно кивнул он, внимательно рассматривая меня из-под полуопущенных век. — Надеюсь, вы помните ее состав?



— Рута душистая, лимонник, корень девясила и измельченные сосновые почки. Дозировки вас интересуют?
— Нет, — покачал головой ректор. — Сколько всего глав в вашем учебнике?
— Семнадцать, мастер.
— Какие из них посвящены целительным зельям?
— Второй, третий и, условно, девятый разделы.
— Почему условно? — тут же уточнил архимаг.
— Потому что в состав зелий из девятого раздела входят сильнодействующие травы и ряд компонентов, превышение дозы которых способно нанести серьезный вред здоровью. Именно по этой причине в учебнике для первого курса нет полного состава этих зелий, а сам раздел — сугубо ознакомительный.



— Хорошо, — ничуть не огорчился моим ответом ректор. — Сколько вариантов сонного зелья вам известно?
— В упомянутой вами книге их всего три, — бодро отчеканил я. — Так называемое малое, среднее и большое сонные зелья. Однако в действительности их немного больше, так как настой, предназначенный для магов, несколько отличается от такового для простого человека и при определенных условиях может стать смертельным ядом. Чем, кстати, иногда пользуются неверные жены, уставшие от неугодных мужей. Еще есть зелья, способные вызывать неестественно долгий сон, во время которого все процессы в теле замедляются настолько, что даже биение сердце не всегда удается прослушать. Ими, как правило, пользуются, когда нет возможности оказать помощь немедленно, что дает возможность доставить заболевшего или раненого в то место, где ему окажут полноценную помощь. Я ответил на ваш вопрос?



Ректор хитро прищурился.
— Более чем. А что вы скажете насчет последнего раздела учебника?
— Он мне нравится, — совершенно искренне признался я. — Во всех пятнадцати представленных там зельях содержится один общий компонент, к которому я весьма неравнодушен.
— Вы говорите о семенах астериса? — отчего-то насторожился ректор.
— Совершенно верно, — вежливо согласился я. — На мой взгляд, очень полезное растение. Такое крохотное, невзрачное, но зато обладающее неимоверной силой… я его прям полюбил, когда узнал обо всех свойствах. А уж в скольких замечательных зельях он может использоваться…



— В каких, например? — моментально ухватился за подсказку архимаг.
— Например, для изготовления зелья быстрого восстановления, частичной регенерации, ускоряющего и маскирующего зелий, а еще он входит в состав черного мела и…
— Этой информации нет в вашем учебнике, — прищурился архимаг.
Я невозмутимо кивнул.
— Вы правы. Зато она есть в дневниках моего деда и прадеда, которыми я увлекался еще в ранней молодости.
Речь, конечно, о моих НАСТОЯЩИХ деде и прадеде. Ведь кое-какие из вышеупомянутых зелий создал один и умудрился усовершенствовать другой. Конечно, я знаю их состав наизусть.



Ректор странно на меня посмотрел.
— Кажется, вы даром время не теряете, Невзун…
— При чем тут время? — так же искренне удивился я. — Просто все это я освоил еще до поступления в Академию. Я ведь говорил: у нас богатая семейная библиотека.
— Что ж вы не сказали про зелья сразу?
— Я не был уверен, что знаю всю программу, — сознался я. — Поэтому сперва полистал учебник, попробовал кое-что из того, о чем читал дома… а потом понял, что все это мне знакомо, и решил, что переписывать заново учебник по Алхимии не буду.



— Вот оно как… — снова задумался архимаг. — Не думал, что в провинции столь серьезно относятся к подготовке будущих адептов. Судя по всему, мастеру Крашу придется пересмотреть программу занятий, иначе ваше присутствие на его уроках потеряет всякий смысл. Как у вас обстоят дела с практикой?
— Прекрасно. Все зелья из учебника первого курса я уже когда-то готовил. Поэтому на уроке начал экспериментировать с материалом второго курса.
— Да-да, мне докладывали… А докуда простираются ваши познания в отношении рунной магии?



Я понимающе хмыкнул.
— Что, мастер Нарди уже успел наябедничать?
— Он недоволен тем, что вы не уделяете достаточно внимания его лекциям, — уклончиво отозвался мастер Умдобр.
— Я уделяю… там, где это необходимо. Заодно сверяю с тем, о чем уже когда-то читал, и запоминаю то, что отличается от оригинала.
— А у вас есть с чем сравнивать?
— Честно говоря, да, — доверительно понизил голос я. — И думаю, что если бы мастер Твишоп услышал свои лекции в исполнении вашего коллеги, он отреагировал бы весьма… бурно. И довольно шумно, как мне кажется: отношение к дилетантам у него всегда было своеобразным.



Архимаг на мгновение замер, а потом задумчиво протянул:
— Надо же… я-то думал, что оригиналов уже ни у кого не осталось. Оказывается, один из них все это время покоился в вашем замке, похороненный под кипой книг по прикладной некромантии?
Я скромно потупился.
— Не только по некромантии… хотите, я вам его подарю?
— Хочу, — моментально согласился ректор и с довольным видом хлопнул ладонями по столу. — Понимаю, что спрашивать, откуда он у вас взялся, бесполезно, поскольку ответ на этот вопрос, вероятно, знал лишь ваш покойный дед или даже прадед, но если вам будет не жалко поделиться этим сокровищем, я был бы очень признателен.



Я так же скромно улыбнулся.
— Все для родной Академии, господин ректор. Как только закончу учебу, обязательно пришлю вам эти лекции в дар.
Точно. Пусть некоторые хоть раз в жизни прочитают эти драгоценные строки, чтобы больше не позориться перед будущими коллегами.
— Когда вы… что?! — архимаг поперхнулся на полуслове, а потом внезапно расхохотался. — Невзун, я не знаю, кто и чему вас учил, но эти намеки граничат с наглостью!
Я сделала невинное лицо.
А что такого? Подумаешь, всего-то подтолкнул его к мысли, что иногда ректору Академии можно нарушить им же самим созданные правила. Хотя бы ради того, чтобы получить вожделенные рукописи мастера Твишопа… надеюсь, Нич согласится надиктовать их заново… не через десять лет, а, скажем, на следующей неделе. Мне ведь положен дополнительный выходной за желание сотрудничать со следствием… тьфу ты! С начальством!



— Увы, господин ректор, — скорбно вздохнул я, когда архимаг отсмеялся. — К несчастью, не от меня зависят сроки обучения в Академии. Но вот если бы вы согласились рассмотреть мое прошение о досрочной сдаче экзаменов по предметам первого курса и переводе на следующий курс…
В кабинете внезапно стало очень тихо.
— Невзун, вы серьезно? — через несколько секунд спросил резко посерьезневший ректор. — Вы действительно хотите попытаться рассказать всю программу обучения за первый год, не отучившись в Академии даже месяца?



Я согласно кивнул.
— Вы настолько уверены в своих силах?
— Испытайте меня, господин ректор, — спокойно предложил я. — Вы в любом случае абсолютно ничего не теряете. Ведь, согласитесь, нет смысла задерживать развитие адепта, если он сам стремится к знаниям?
Господин Умдобр нахмурился.
— А вы разве стремитесь к знаниям, Невзун?
Я широко улыбнулся.
— Всю свою сознательную жизнь. Не поверите, господин ректор, но самосовершенствование стало моей целью. И я готов на многое, чтобы его достичь.



Некоторое время в кабинете царила беспокойная тишина, нарушаемая лишь недовольным сопением ректора. Причем он размышлял так старательно и напряженно, что я аж вспотел, дожидаясь его решения. Конечно, было несколько рискованно так явно нарываться на проверку, но я сделал на первом курсе все, что хотел, и не собирался прозябать среди малолеток до конца учебного года. Мне нужен простор для работы, больше свободного времени и открытый доступ в те секции книгохранилища, куда первокурсникам не было ходу. А наиболее легкий способ туда добраться я только что озвучил своему непосредственному начальству.



Ну? Родил он умную мысль или я был недостаточно убедителен?
— Я слышал, вы очень плотно интересуетесь программой старших курсов, Невзун, — наконец, разлепил губы ректор, во второй раз за день буравя меня пристальным взглядом. — Причем временами столь демонстративно, что это вызвало массу вопросов у преподавателей…
Я чуть не расхохотался.
Ну наконец хоть кто-то заметил! А то я прям устал намекать! Вон до чего дошел — довел сегодня Мкаша до белого каления и, когда он заикнулся насчет того, что я шибко умен для своего класса, открытым текстом заявил, что он прав! Наверное, если бы не это, ректор не вызвал бы меня к себе на допрос, мастер Нарди еще не один месяц продолжал бы со мной спорить по пустякам, у Мкаша со временем случился бы настоящий удар, маркиза де Ракаш извелась бы от моей вежливости, а бедняга Краш совершенно несправедливо считал бы, что я над ним злобно издеваюсь.



— Хорошо, — внезапно поднялся из-за стола мастер Умдобр. — Я удовлетворю вашу просьбу, Невзун, но при одном условии.
— Каком? — моментально подтянулся я.
— Через несколько дней у вашего курса состоится большой проверочный цикл по теоретической магии, который будет проходить на протяжении недели и затронет практически все предметы, став для адептом наилучшим индикатором успеваемости. Если вы сдадите этот цикл на «отлично», я соберу весь состав преподавателей для оценки ваших практических навыков. Если их устроит ваша подготовка, вы будете досрочно переведены на второй курс. Если же нет…



Ректор взял небольшую, но многозначительную паузу.
— …вы сделаете так, что до окончания учебного года на вас не поступит ни одной жалобы. Договорились?
Бедные учителя… бедные адепты… я ведь могу и проредить здешних жителей, чтобы некому стало жаловаться!
— Конечно, господин ректор, — вежливо отозвался я и, дождавшись разрешающего кивка покинуть кабинет, повернулся к выходу. Правда, уже подойдя к двери, все-таки не удержался и на мгновение обернулся. — Кстати, забыл сказать — все книги из списка мастера Ворга я уже прочитал и готов приступить к новому заданию. Только попросите его больше не использовать поверхностные иллюзии вблизи окон вашего кабинета — они, хоть и слабо, но все же искажают защитные заклинания. Поэтому легко обнаруживаются и сильно портят вам интерьер. Доброго дня, господа.



Мысленно ухмыльнувшись при виде вытянувшейся физиономии архимага, я проворно откланялся и быстро вышел. Но все же успел различить из-за двери тихий хлопок, хриплый каркающий смех и сухой надтреснутый голос:
— Вот паршивец! Заметил-таки! Но согласись, Фалькус, мальчишка способный?
Я беззвучно рассмеялся, услышав тяжелый вздох ректора, и со спокойной душой ушел, будучи точно уверенным, что добился своего.



Глава 3


«Наказание неотвратимо. Даже для тех, кто отдыхает под нагробным камнем».
Надпись на могиле некроманта.



На ужин я в этот день безнадежно опоздал. Не потому, что забыл — просто дел много навалилось: после уроков пришлось выкроить время на общение с Томасом, затем я задержался в подземелье, подготавливая все необходимое для своей задумки, потом отправился в книгохранилище, чтобы отыскать один любопытный свиток. И лишь после этого заскочил за едой, буквально в дверях столкнувшись с уже покидающими столовую «темными».
— Отлично! — выдохнул я, не успев отдышаться, и властно цапнул за рукав удивленно отпрянувшего Алеса. — Ты-то мне и нужен!



— Невзун? — озадачился паренек, пробежав глазами по мятой мантии, запылившимся рукавам и пятнам сажи на моей веснушчатой физиономии. — Ты откуда такой взъерошенный?
«Темное» отделение Академии настороженно замерло поодаль, разглядывая потрепанного меня с неприкрытым подозрением и враждебностью. С первогодками, правда, мы уже были знакомы, да и второй курс мне на глаза уже не раз попадался, так что любопытства в их взглядах было немного больше, чем тревоги. А вот к остальным я раньше близко не подходил, поэтому они, не зная чего ожидать, дружно сгрудились возле стены, смотрели настороженно, а некоторые, судя по изменившемуся магическому фону, даже приготовились колдовать.



Ну не смешные, а?
Я сосредоточенно покопался в своей сумке и под десятками напряженных взглядов выудил оттуда потрепанную книжку в кожаном переплете. Старую, совсем уже замшелую, потрескавшуюся на корешке и с почти нечитаемым названием.
— На, — отряхнув с нее невидимые пылинки, протянул Алесу. — Владей и распоряжайся.
— Это еще что? — удивленно приподнял брови старшекурсник, осторожно принимая ветхую вещицу и бережно заглядывая под обложку. — Даже названия не… а, нашел! «Практикум по некро…»… бог ты мой! Невзун!



На меня уставились два огромных, неверяще расширенных глаза.
— Где ты ее взял?!
Я пожал плечами.
— С собой привез.
— Из замка?!
— Ну да. Дедовский экземпляр. Я подумал, что тебе будет полезно почитать. Там такие занятные картинки… особенно в конце третьей главы…
— Еще бы! Я слышал, по каким учебникам некроманты учились до войны! Просто сказка! — радостно воскликнул Алес, а сокурсники за его спиной взволнованно зашевелились, когда он торопливо принялся листать подарок. — Ух ты! Она еще и полная… даже последний раздел не вырван: схемы вызова младших демонов, защитные Круги, охранные сети заклинаний… да этой книге цены нет! В Академии таких давно не осталось!



— Правда? — удивился я. — Тем лучше — будешь первым парнем на селе… кстати, раз уж так вышло, сделай хорошее дело — удиви Лонера на следующем уроке. Пусть молодость вспомнит.
На лице Алеса при виде названия одной из глав появилась мечтательная улыбка.
— Я теперь не только Лонера… я и на Алхимии отличусь… и в лаборатории Ворга оставлю след… даже Фугга по стеночке размажу… полагаю, он в свое время эту книжечку и в глаза не видел… спасибо, Невзун! — с чувством закончил он, любовно прижав к себе обретенное сокровище. — Ты, конечно, гад, но знаешь, чем удивить. Наизусть ее выучу. Пока не запомню все буковки, обратно не верну. Так и знай!



Я хмыкнул.
— Я ж сказал: мне без надобности, так что бери насовсем. Я ведь обещал тебе расплатиться?
— А? — озадаченно мигнул Алес, не сразу сообразив, о чем речь.
— Расплата, — настойчиво повторил я. — Неужто забыл наш последний разговор? Жаль… а я вот, как видишь, все помню, поэтому и принес. Хотя и позже на пару дней, чем собирался. Ты доволен?
Под моим испытующим взглядом парень неожиданно нахмурился. На его лице отразилась напряженная работа мысли, в глазах метнулась неуверенность, непонимание, недоверие, сомнение. А затем и рот раскрылся, собираясь сказать какую-то глупость.



— Все, я пошел, благодарить не надо, — быстренько закруглился я и поспешил откланяться. — У меня еще много дел. Заклинание надо новое испытать, книжку умную почитать, должок кое с кого стрясти… всем пока! До скорого!
Не дожидаясь ответа, я развернулся и заторопился прочь, пока народ не наткнулся на пробку в дверях и не начал задавать вопросы. И как можно скорее скрылся из вида, мысленно прикидывая, не брякнул ли чего лишнего.
Впрочем, надо отдать должное Алесу — нагнал он меня довольно быстро. Вприпрыжку, держа полы длинной мантии кончиками пальцев, словно благородная барышня, улепетывающая от излишне пылкого возлюбленного. Раскрасневшийся, обеспокоенно рыскающий глазами по сторонам, будто боясь пропустить нужный поворот, и с таким зверским выражением лица, что я едва не рассмеялся. Это ж надо было умудриться так перекосить себе рожу из-за пустяка…



— Твою левую пятку, Невзун! — прошипел взвинченный до предела Алес, поравнявшись со мной. — Едва успел… ты не мог намекнуть яснее и сразу?!
Проигнорировав его злой взгляд, я пренебрежительно фыркнул.
— Куда ж яснее? И так, считай, прямым текстом сказал, что идем бить морды «светлым»… молодец, что сообразил, а то я бы один ушел. Твои дружки не кинутся следом?
— Не, — мотнул головой Алес, старательно отдышиваясь. — Я велел сразу в башню идти и не разделяться. Хватит с нас похищенных.



— А чем объяснил свой побег?
— Сказал, что отдариться надо. В отместку. И поглядеть заодно, нет ли у тебя в сумке еще какой полезной книжечки. Сам понимаешь: пятый курс против первокурсника-одиночки…
Я хмыкнул.
— Наглец… я тебе, можно сказать, по дружбе единственный экземпляр пожертвовал, а ты уже на добавку рот разинул…
— На том и стоим, — довольно осклабился парень, но тут же откинул шутливый тон и, пригладив пятерней растрепавшиеся волосы, деловито осведомился: — Так куда идем? Что там твой призрак успел вызнать?



— Все просто: наши клиенты, как выяснилось, имеют одну вредную привычку, — охотно сообщил я. — Почти каждый вечер они собираются вместе и старательно пробуют новые заклинания на учебном полигоне. Когда одни, когда — в компании таких же самоуверенных придурков… но дело не в этом. В последние несколько дней, как оказалось, они торчат там ежедневно и, если верить слухам, тренируются еще усерднее. Чаще всего, с кем-то из старших курсов, кто натаскивает их исключительно на боевую составляющую. Причем работают они жестко, под прикрытием целительной магии, из-за чего Томас едва не решил, что мальчики готовятся к большой войне. Причину, я полагаю, тебе озвучивать не нужно.



Алес зло сузил глаза.
— А что за типы их охраняют?
— Понятия не имею, — признался я. — У нас потоки не пересекаются, а верхние этажи башни они стали блокировать, поэтому без помощи кого-то из старших туда теперь не попасть. Томас тоже много не выяснил — только и того, что парней двое, с шестого или седьмого курса.
— Плохо, — закусил губу парень. — С седьмым мне не потягаться.
— А мы не драться с ними идем, — успокоил его я.
— Да? Тогда зачем?
— Скоро увидишь…







0 Комментариев и отзывов к аудиокниге Некромант на охоте - Лисина Александра

  • Главная
  • Правообладателям
  • Контакты
Не работает аудиокнига? Отключи Adblock. Читать >>>