» » Чужое сердце - Клеванский Кирилл

Жми, тут можно >>> Аудиокниги слушать онлайн
бесплатно

Чужое сердце - Клеванский Кирилл

+22
Чужое сердце - Клеванский Кирилл

Скачать книгу Чужое сердце - Клеванский Кирилл бесплатно



Оказавшись на нужной улице, я порылся в мешке и выудил маленький кожаный мешочек, неприятно хрустевший и покрытый коркой засохшей крови. За ним на свет явился пакет с бумагами, и на этом официальные приготовления были закончены. Теперь осталось лишь осмотреться. Дом, в котором спрятался заказчик, оказался нелепой одноэтажной хибарой, сараем, если уж говорить не приукрашивая. Скорее всего черного входа нет – это плюс, наличие четырех окон – минус. Накрыть я сумею лишь два, максимум три, а значит, у нанимателя будет лазейка для отхода. Достав из сумки смазанные ядом иглы, подготовленные во время бега, я рассовал их по карманам. На поясе закрепил шесть листовидных метательных ножей. В голенища приватизированных на балу сапог закинул специальные топорики, которые благодаря своей конструкции могли спокойно ломать хлипкие мечи. Еще раз осмотревшись и не найдя на узкой улице следов городского патруля, я с пинка открыл калитку и оказался во дворике.



Некогда здесь был аккуратный садик, но сейчас все поросло сорняками, а трава вздымалась чуть ли не до пряжки ремня. Каждый шаг приходилось контролировать и перемещаться так, чтобы ни одна травинка не качнулась, а ветер всегда бил в лицо. Наконец я встал на крыльцо. Петли оказались хорошо смазанными. Что ж, это хорошо для меня и плохо для заказчика. Осторожно открывая дверь, я ожидал увидеть все что угодно и был готов почти к любой неприятности… В темной зале за круглым столом сидел некто, завернутый в плащ. Лица я не видел, но ощущения подсказывали, что все-таки это мужчина.



– А я уж и не думал увидеть вас сегодня, – сказал Плащ.
Ну да, фантазия у меня небогатая. Хозяина таверны обозвал Шрамом, этого вот – Плащом, но что поделать, если самому спрашивать чужое имя в этом мире считается моветоном.
– Задержался по дороге, – ответил я, бросая на стол бумаги и мешочек.
Незнакомец сгреб бумаги, высунув из-под накидки руки в темных кожаных перчатках, что информации также не прибавляло. Развязав тесемки кошелька, он несколько секунд осматривал доказательства выполненной сделки, а потом выложил туго набитый кошелек.



– Здесь пятьдесят и двадцать пять – неустойка, – протянул он и встал из-за стола.
Как только Плащ сделал шаг по направлению к выходу, я дернулся, чтобы выхватить иглы, но руки, как и все тело, отказывались подчиняться. Недоуменно переводя взгляд со своего застывшего тела на незнакомца, я даже губами пошевелить не мог.
– Не беспокойтесь, – бросил из-за спины уходящий заказчик. – Это всего лишь простенькое заклинание временного паралича, через полчасика само пройдет.
С этими словами Плащ захлопнул дверь и был таков.



Я рвал и метал, проклинал себя, барона и Шрама, был готов порвать голыми руками этого упыря, скрывающегося под темной накидкой… но, естественно, все это происходило лишь в моем воображении. В действительности тело продолжало стоять на одном месте. Немного успокоившись и приняв происходящее как данность, я стал размышлять о произошедшем. Для начала есть два возможных варианта. Либо Плащ – маг, что маловероятно: в этом случае он бы нанял более квалифицированного исполнителя или вовсе сделал все сам. Либо он столь богат, что может позволить себе купить амулет, а стоят они будь здоров. И опять мы возвращаемся к тому, с чего начинали, – я еще не готов. Точнее, я еще не привык к этому миру. Продумав все возможные ходы развития ситуации, я ни разу не вспомнил о такой простой вещи, как магия. Можно сколько угодно кичиться тем, что я живу здесь уже шесть лет, но если посмотреть в глаза правде, то станет очевидно: первый год я не разгибал спины в графском замке, а остальное время провел в лесу один на один с маньяком. Весьма оригинальный способ погружения в чуждый социум. В итоге я знаю языки, архитектуру, немного истории и даже умею убивать, но вот что касается самих людей – здесь оказался большущий пробел. И как показал сегодняшний обидный урок, устранять этот пробел нужно в первую очередь, иначе в следующий раз мне уже так сильно не повезет, а вместо паралича прилетит какая-нибудь смертельная фиговина – и привет старушка с косой, прощай мечта о путешествиях.



Я поразмышлял о вечном еще с десяток минут, когда почувствовал, что к конечностям возвращается жизнь. Сначала удалось пошевелить пальцами рук, потом согнулись ноги, и уже минут через пять я вернул себе возможность двигаться. Тело тут же сорвалось в невероятном прыжке. Оказавшись на улице, я принялся озираться по сторонам, но глупо было бы предполагать, что Плащ решил зависнуть на улице, да еще и около дома, где находится разумный, жаждущий убить его. Кстати, о разумности: в последнее время я стал сомневаться в собственных способностях к логике и анализу. Хотя, возможно, это все из-за проклятой физиологии. Пора уже Ройсу приобщиться к радостям жизни, а то все это может плохо кончиться.



Убрав теперь уже бесполезные иглы, топоры и ножи обратно в мешок, я вышел на оживленный проспект. Сантос напоминал муравейник. Все куда-то бежали, что-то делали, кричали, толкались, спорили… Жизнь била ключом. Подойдя к поребрику, я поднял правую руку и уже через две минуты рядом оказался извозчик.
Запрыгнув в простенькую каретку, напоминающую обычный кеб, протянул бомбиле десять медных монеток:
– До Академии, пожалуйста.
Когда повозка тронулась, я устроился поудобнее на дешевеньком диванчике и ограничил восприятие. Тренирую «скрыт».




Глава 5
Новый путь

Стена. Вот все, что я увидел. Нет, вполне разумно отгородить молодых неопытных магов от социума, но как же быть нам, обычным туристам? Я намеревался поглазеть на солидную башню или готическое поместье, наконец, но все оказалось прозаичнее – за высокой, метра три, стеной скрывался отдельный квартал, который и именовался Академией. Дорога же, где сейчас разворачивался кебмен, упиралась в кованые ворота. Возле них притаилось двое служивых. Впрочем, они несколько отличались от своих собратьев, виденных мною немногим ранее. Вместо доспехов – какие-то хламиды, отдаленно напоминающие классические робы, и никакого оружия.



Постояв еще с пару секунд, я уверенной походкой двинулся вперед. Но за несколько шагов до охранников наткнулся на неведомую преграду, не позволяющую сделать и шага в выбранном направлении.
– Чо надо? – раздраженно буркнул один из дозорных.
– Бабу рыжую и чашечку кофе – это раз, – начал я загибать пальцы. Такое хамское обращение сильно задело. – Гору золота – это два, и напоследок можешь мне императорский титул забацать – не обижусь.
– Че? – все с теми же интонациями повторил служивый.



М-да, а репертуар у них небогатый.
– А ты что, не золотая рыбка? Три желания не исполнишь?
– Че?
Надо мной решили поиздеваться?
– Прошу прощения за моего компаньона, – подал голос второй охранник. – Ему вчера на практике попали неприятным ментальным заклятием, он сейчас не очень хорошо соображает.
– Ну это я вижу, – уже остывая, согласился я. – А что же его, такого болезного, на ворота поставили?
– Да это у нас что-то вроде наказания, – отмахнулся парень. – Его вот – за то, что щит не удержал, меня – за то, что слишком много силы в заклятие вбухал.



– Так это ты его так?
– Ну да. Сам-то чего хотел?
Неплохо у них там развлекаются. Жду не дождусь, когда смогу приобщиться к подобной тусовке.
– Да вот решил поступать, а к кому обратиться – не знаю, – честно ответил я.
Парень, так неудачно замагичивший заклинание, на пару мгновений застыл, уставившись на меня.
– Задатки есть, – произнес он, враз поскучнев. – Но прием закончился пять дней назад, так что тебе еще год ждать придется.
Не беда. Я особо и не рассчитывал в этот же день попасть в стройные ряды студиозусов. Надежда, конечно, была, но не более того. Сейчас важно другое.



– Понятно, – протянул я. – А что по деньгам? Сколько стоит обучение?
– Пятьсот.
Я чуть не сел. Пять сотен полновесных монет за пять лет обучения – это же по сотне за год!
– Оплата сразу после прохождения аттестации, где выяснятся твои способности к магии, – продолжал студент. – Ну а на следующем курсе все проще: в начале семестра переводишь сумму на банковский счет.
– Погоди. Так пятьсот – это за один год?!
– Ну да, – растерянно кивнул парнишка.
Я развернулся и пошел. Просто пошел куда глаза глядят. Мозг отказывался думать. Две с половиной тысячи золотых – это баснословная сумма. Хорошо хоть оплата в рассрочку, но где же я столько возьму? Даже пятая часть этой суммы просто неподъемна для начинающего Ночника. Не нужно быть гением от арифметики, чтобы посчитать предполагаемую сезонную прибыль. Поначалу один я не справлюсь, это и к гадалке не ходи, – следовательно, соберется группа. А в таких компашках делят не поровну, а по-честному. В итоге я как самый неопытный буду получать хорошо если процентов пятнадцать-двадцать. А это в лучшем случае десяток, максимум два десятка золотых. Выходит, за оставшийся год я смогу собрать разве что сотню, это не учитывая попутных расходов не только на снарягу, но также на еду и жилье. Даже если затянуть пояс потуже, все равно получится примерно десять монет на год. И это не считая десятой части, причитающейся гильдии, и плюс взнос двадцать пять золотых… Что же делать? Можно, конечно, выйти на большую дорогу, но опять же – опыта в налетах у меня никакого, а я не сомневаюсь, что караваны будут охраняться, причем сведущими в этом деле ребятами. Грабить караваны в одиночку – это не яблоки с соседнего участка таскать, да и в банде я много с этого не поимею. Если бы подобный вид деятельности приносил реальную прибыль, каждый такой умный пошел бы выставлять торгашей.



«А если наняться телохранителем?» – мелькнула идея.
Покрутив ее так и так, решил, что и это малоперспективно. Все опять упирается в авторитет, имя и опыт, а у меня ни того, ни другого, ни третьего. Выходит, если идти к Ночникам, на сбор средств у меня уйдет года четыре, и это по самым оптимистичным прикидкам. А что скажет развивающаяся на фоне слияния двух личностей шиза?
«Город красивый, – произнес бы любитель белого и сверкающего. – Может, в строители?»
«Айда в бордель, – нахмурившись, предложил бы хвостатый. – А то скоро будешь слюни по каждой юбке пускать».



Понятно. Обращаться к этим двоим, когда у самого нет никаких идей, – дохлый номер. Отлынивают от работы, мерзавцы. А как просто жилось на Земле, когда был всего один внутренний голос: провел анализ, обсудил результаты сам с собой – и вперед на ратные подвиги. А здесь одни непонятки. Ведь неясно, кто из этих мелких – я, а кто – Ройс. Но делать что-то надо. В крайнем случае продам сабли, за них полсотни срублю, это точно. Плюс еще мешочек, полученный от Плаща, это уже сотня. Жаль, кредит мне в банке не выдадут: поручителя нет, работы нет, беда, одним словом. Так что как ни верти ситуацию, а света в конце туннеля так и не видно. Темно, демоны задери эту рыночную систему, как у негра в за…



– Смотрите, какой красивый, – прозвучало за спиной. – И что же делает господин благородный в таком захолустье?
Я не сразу понял, что обращаются ко мне. Но потом мозг все-таки взялся за работу и соизволил сообщить, что я до сих пор не переоделся и по-прежнему щеголяю в парадном костюмчике, даром что слегка припорошенном дорожной пылью. Оглядевшись, я сокрушенно помотал головой. Надо что-то делать с пагубной привычкой бесцельно бродить, задумавшись. То машина собьет, то от кареты упрыгиваю, теперь в трущобы угодил, на самую окраину столицы. А сколько баек Добряк рассказал про улицу Пяти Ям, слывшую центром разгульной жизни, – из них можно книгу составить. Обернувшись, я увидел компанию явно скучающих людей. Впрочем, от того, что скучают они, мне легче не стало, даже как-то наоборот.



– Да вот, – развел я руками и приготовился делать ноги. С пятью противниками мне не справиться. И к демонам, что среди них одна женщина, – наверняка не пальцем делана, раз шастает в таких райончиках. – Гуляю, отдыхаю, никому не мешаю.
– Гуляешь, значит, – прищурился заводила, парень среднего роста с цепким взглядом, пышной шевелюрой и мечом на поясе. – А про пошлину на прогулки не слыхал?
Я уже во второй раз за день начал выпадать в осадок. Это же какое сходство с родной земной гопотой! Разве что сигарету не попытались стрельнуть.



– Да как-то не слышал, – ответил я, отмечая, что пятерка начала грамотно брать жертву в кольцо.
По правую руку уже нарисовались двое коренастых мужиков, а с левой стороны очутилась девка и… эльф. Его единственное отличие от представителя человеческой расы – заостренные уши, а так самый обычный парень. Заводила остался стоять напротив.
Ладненько, придется пройтись по трупу. Срежу этого перца и втоплю по улочкам, благо их расположение я знаю на «отлично».
– Тогда, полагаю, будет разумным предположить, что теперь вы проникнетесь и оставите стражам порядка, скажем… все, что у вас есть.



Эка он завернул. А здесь весело. То крестьяне изъясняются с тобой академическим языком, но им можно, они ведь магографы, просто сменившие свой облик. Теперь вот эта неведомая зверюшка меня увещевает… Может, это принц какой, а я просто не в теме?
– Давайте решим возникший вопрос разумным путем. Вы пойдете в свою сторону, а я в другую. – Я выдвинул из ножен сабли, но столь характерный жест вызвал лишь пять ухмылок.
– Желание благородного – закон, – пожал плечами заводила. – Вот только одна загвоздка – моя сторона как раз за твоей спиной.



Парень хоть и был среднего роста, но обладал потрясающей скоростью. В мгновение ока он выхватил клинок из ножен и ринулся в атаку. Приняв первый выпад на плоскость широкой сабли, я попытался достать нападающего уколом в бедро, но тот, сместившись, сам попытался насадить меня на меч. Пораженный таким натиском, я ушел в глухую оборону. Защищаясь двумя саблями всего от одного клинка, я не имел возможности для контратаки. Да какого демона здесь творится?! Мне Добряк что, лапшу на уши вешал? Почему этот работник топора и кинжала уверенно меня теснит, показывая небывалое мастерство в фехтовании? Его невзрачный бастард мелькает с такой прытью, что я уже получил несколько царапин на руках и теперь рискую обессилеть из-за потери крови.



Разозлившись на самого себя, я отпрыгнул назад, а потом ушел в практически горизонтальный рывок. Сабли разве что искры из мостовой не высекали. Левая рука, сжимая потеплевшую от работы сталь, метнулась в обманном выпаде, нацеленном в печень. Противник не купился и ушел с траектории, приготовившись отбивать настоящую атаку. Я не заставил его долго ждать. Вторая сабля, покоящаяся в обратном хвате, со свистом врезалась в поставленный блок. Этим финтом я намеревался выпустить парню кишки, но все оказалось не так просто.



Отбив мою комбинацию, заводила сам продемонстрировал хитрый прием. Встав в классическую стойку, он дернул кистью влево и одновременно с этим начал движение корпусом. Клинок разбойника, выписав замысловатую змейку, прошел через выставленную защиту и оцарапал мне плечо. По идее он должен был проткнуть горло, но в последний момент я успел уйти в перекат.
Оказавшись в ситуации, когда навыки противника превышают то, к чему меня готовил Добряк, я видел лишь два решения: либо начать работать на полную катушку и открыть спину стоявшим в кольце ворам, либо обнажить кинжалы. Но, увидев характерное оружие Теней, эти четверо тут же ломанутся на подмогу подельнику, поэтому выход остается один – закончить поединок собственной техникой. Хотя это сопряжено с риском, поскольку я начал нарабатывать ее всего полгода назад, но лишь так появится шанс обойти защиту противника.



Первый глубокий вдох отсек лишние образы, оставив для восприятия одну маленькую точку на теле врага. Волевым усилием я ускорил работу сердца. Кровь заструилась по жилам, одаряя мышцы кислородом и повышая скорость. Еще один глубокий вдох без выдоха – и суставные сумки насыщаются кислородом, это увеличит гибкость и подвижность. Замерев на мгновение, я увидел, как медленно приближается острый кончик бастарда.
Рывок – и я размазываюсь в невероятном прыжке. Стелясь вдоль самой земли, выкручиваю руки. Широкая сабля, отбив атаку, тут же по изломанной дуге уходит в ноги противнику, заставляя его сместить центр тяжести, и в это мгновение правая рука устремляется к сердцу заводилы. Тот, еще не закончив маневр ухода, не успевает выставить даже самый банальный блок. Мой клинок уже почти пронзает его грудь, когда раздается оглушительный хлопок и меня откидывает в другой конец круга.



Не успев понять, что к чему, я очутился в руках одного из разбойников. Он, выбив оружие, взял меня в удушающий захват.
– Младший, а просто спросить нельзя было? – поинтересовалась девушка. – Ты хоть знаешь, что сделает Старший, когда узнает, что ты в очередной раз учудил, а мне пришлось спасать твою жизнь?
Спасать? Так, значит, тот хлопок… Ну просто шикарно – группа разбойников с прекрасным фехтовальщиком и магом! Что ж, скоро я узнаю, есть ли жизнь после смерти.
– Прости, – повинился раскрасневшийся парень, разве что ножкой не шаркнул. – Увлекся.



– Ушастый, отпусти ты его уже! – обратилась магичка к разумному, который все это время держал меня в захвате.
Послушавшись, эльф разжал руки. Закашлявшись, я сделал два неловких шага, чуть не упав.
– Ты нас прости, – продолжала разглагольствовать обладательница каштановых волос и маленького курносого носика. – Это все Младший, у него вечно в одном месте свербит.
– Да нет проблем, – прохрипел я, потирая шею. – Какие мелочи – напали на прохожего, сначала чуть не закололи, потом магией попытались пришибить, а под конец решили задушить.



– Если уж на то пошло, то это ты чуть не завалил Младшего, – пожала плечами магиня. – Будем звать стражей или обсудим вопрос за кружечкой в таверне?
Звать местных фараонов? Ну-ну, показания одного мага и четырех свидетелей – против слов одного бродяги, пусть даже одетого в дорогой костюм.
– Пожалуй, не стоит, – покачал я головой. Но сабли убирать не стал, мало ли что. – Вынужден отказаться от вашего предложения, дела, знаете ли, требуют, чтобы я принимался за них, будучи живым.



– Вашей жизни ничто не угрожает. Можно сказать, это была своеобразная проверка.
– Не могу припомнить, чтобы нуждался в ней.
– Но ведь вам нужны деньги? – как бы невзначай обронила миловидная волшебница. Хотя, возможно, она вовсе не милая, а просто поднимаются старые проблемы.
– Пожалуй… нет.
– Надо же, – протянула она. – А наш общий знакомый из «Барсука» утверждал обратное.
А Шрам-то здесь каким боком? Ох не нравится мне эта ситуёвина. Как бы чего плохого не вышло. Впрочем, куда хуже – меня только что чуть не прибили.



– И кто же вы такие? – спросил я. – Что-то нет к вам доверия. Сначала напали, теперь общие знакомые появились, на деньги намекаете. Предупреждаю сразу: по профилю работать не стану.
– Это какой такой у тебя профиль? – искренне удивилась девушка или молодая женщина. Я уже даже возраст не могу определить, совсем беда.
– А что вам трактирщик сказал?
– Что ты наемник, нуждающийся в большой сумме денег.
Вот оно как повернулось. Спасибо тебе, Шрам, за доверие. Значит, сразу понял, что не гожусь я в убийцы-одиночки. Ну хоть не бросил, помог, и на том спасибо.



– Правильно вам сказали, – деловито покивал я. – Но все же кто вы такие?
– Офицеры наемной армии «Пробитый золотой».
Наемная армия? Что-то я не слышал о таком. На Земле это вроде как синоним разбойников, но в отличие от последних наемники еще иногда сражаются на войне. А сейчас как раз война… А ведь это может стать решением!
– Какое ваше предложение? – спросил я, по-прежнему держа клинки вне ножен.
– Такие вопросы на улице не решаются. Если готов обсудить, то придется пройтись до трактира.



Немного подумав, я все же принял решение и убрал сабли в ножны. Курносая верно расценила этот жест и, развернувшись, пошла в сторону ближайшего питейного заведения. Тройка двинулась вслед за ней. Один только Младший остался стоять рядом со мной.
– Ты это, – улыбнулся он и протянул правую руку, – не держи зла. Увлекся я маленько.
– Еще сочтемся, – ухмыльнулся я и пожал руку.
Кстати, рукопожатие здесь сильно отличалось от привычного земного. Пожимали не ладони, а предплечья. Я очень долго не мог к этому привыкнуть.



В трактире «У Гизмо» оказалось довольно просторно. Во всяком случае не создавалось впечатление, что ты зашел в дворовую забегаловку, а если уж сравнивать с шрамовским заведением, так вообще – ресторан пятизвездочного отеля. Кстати, насчет Шрама. Что-то меня напрягает вся эта история с наемниками. Нет, понятное дело, что ему на меня наплевать, как и мне на него, но вот так разбрасываться данными – это что-то с чем-то. Да и тот случай с Плащом не дает мне покоя. Что-то подсказывает мне: вляпался я не в самую веселую историю. Граф ведь предупреждал, что не все так просто, как кажется. Возможно, меня просто использовали. Не факт, что Шрам сам не замешан в этом деле. Если я прав, то все выглядит весьма прозаично. Заказчик покупает посредника, чтобы тот нанял самого зеленого исполнителя. Шрам находит, вернее я сам нахожусь, а дальше все по накатанной. Исполнитель отправляется в логово барона и старается выполнить дело, но результат уже никому не важен. Я даже не уверен, рассчитывал ли заказчик на то, что Дори Грофа убьют. Мне кажется, его бы больше устроил бескровный вариант: попугать барона, дабы тот одумался. Но тут влез я, весь из себя такой красивый и удачливый (до умного или хотя бы внимательного еще далеко). Шрам отсылает Плащу данные, мол, в дело вписался падаван одного умелого убийцы и есть мизерный шанс, что парнишка справится. Тогда заказчик, не будь дурак, начинает страховаться (еще не факт, что Плащ и есть заказчик, а не доверенное лицо, обладающее правом закрыть контракт) самым простым образом – требует доставить доказательства лично.



Итак, начинается второй этап. Я влез в замок и с помощью мага, непонятно почему настроенного мне помогать, убиваю Грофа. Вроде все идет хорошо. Но ведь я «горяч, как сын гор», хотя выше холма ничего не видел. Мне нужно обязательно отомстить вероломному заказчику, и об этом тоже сообщает Шрам. Кто-то за кулисами напрягается и страхуется, нанимая Плаща, – теперь я просто уверен, что он не тот, кто мне нужен.
Я приезжаю в город. Время поджимает, тщательно подготовиться не успеваю. Распихав по карманам бесполезные железки, я двинулся в нору, где получил на орехи. Но меня не убили, хотя могли и должны были убить. Вопрос – почему? Ответ виден лишь один – заказчик был на балу. И скорее всего заказчик – маг. Он приметил наш разговор с графом и видел: я достиг успеха лишь благодаря старику. И тут у неизвестного нанимателя затряслись поджилки, ведь на сцене появилась новая фигура, которая благоволит какому-то убийце. Заказчик не решается меня убрать, дабы не наживать возможных проблем, но понимает, что оставлять такого свидетеля вблизи от сыскных органов – просто самоубийство. И тогда в дело вступает Шрам. Он сливает информацию обо мне наемникам, будто бы намекая, что если я не свалю куда подальше, то быть мне в лучшем случае битым. Маловероятно, что «Пробитые золотые» (что за название такое дурацкое?) стали первыми, кто получил пакет с моими данными.



Что же я имею в сухом остатке? Для начала я по уши вляпался в дерьмо (читай: дворцовые интриги), обзавелся неизвестным противником, который знает, как выгляжу я (спасибо Плащу), а я не знаю, как выглядит он, хоть и догадываюсь, как его зовут. Прибавим к этому предательство Шрама… Нет, он мне ничего не должен, но все равно неприятно. К тому же не стоит забывать об обещании, данном графу. В итоге получается смертельная солянка. Прижали со всех сторон, и поход на войну я теперь рассматриваю не как способ получить сумму денег, достаточную для обучения, а как единственный путь к спасению. Вот так юнцы становятся мужами. Интересно, Добряк знал, что Шраму нельзя доверять? Почему-то мне кажется, что учитель никогда никому не верил, а значит, предполагал, что может выйти подобная загогулина, но все равно отправил меня в эту таверну. Какой вывод? Мне преподали последний и самый нужный урок: никому никогда не доверяй. Что ж, я его не забуду.



– Старший! – Магиня помахала рукой высокому широкоплечему мужику, сидевшему за круглым столиком в окружении еще двух столь же грозных вояк. – Прости, что заставили ждать.
Наемники пододвинули по стулу и уселись за стол. Мне же места не досталось, поэтому я присел за соседний стол, чем вызвал недовольный взгляд со стороны пухленьких официанток.
– Все, что ты сказал, – сделали, – продолжила магиня. Видимо, она занимает не последнюю ступень в табели о рангах. – Обозников напрягли, те раскошелились и закупили провианта еще на два сезона. Правда, пришлось обойтись без ледника. Говорят, лето будет жарким, все потечет, мясо попортится. Зато по дешевке скупили солонину и сухари.



– Что по остальным? – спросил Старший.
– Все порядок, – отозвался Младший. Кажется, я понял, почему их так называют. Зеркальные жесты и одинаковые приятные тембры голоса. Да они братья! – Три тысячи болтов за девятьсот золотых. Стрелы – пять тысяч за полтысячи. Материалы для починки доспехов – хватит, конечно, всего на две рубки, но в приграничье их не купишь, так что пришлось раскошелиться.
– Сколько?
– Полторы тысячи, но дело того стоит: больше наших выживет, больше вражин поляжет.



– Понятно, – протянул Старший. – Шатры, дуги и остальное?
– Плотники в этот раз скидку не дали, – подключился эльф. Голос у него оказался какой-то надломленный, будто парень недавно ангиной переболел. – Пришлось материалы по полной цене закупать. Еле уложились в две сотни.
– Что с рекрутами?
– Шестьдесят три парня, – отодвинул от лица кружку один из уже сидевших вояк. Физиономия у него оказалась под стать фигуре, квадратная и с приплюснутым носом. – Еще нанял трех лекарей. Правда, пришлось подмахнуть с ними начальный маговский контракт, но, думаю, окупится.



– Хорошо, – кивнул главарь или генерал, фиг знает, что у них тут за звания. – Утром с первым лучами отходим. И так уже полсезона в столице сидим.
– Погодите! – крикнула магиня, когда все уже стали подниматься из-за стола. – Про этого-то совсем забыли.
Под «этим» она скорее всего подразумевала мою скромную персону.
– А что с ним? – удивился Старший.
– Барт, помнишь, мы на прошлой декаде в «Барсука» ездили? Ну там новости узнать и, может, пару умелых ребят найти.



– Понял, – кивнул наемник и повернулся ко мне. До этого его лицо было скрыто игрой теней, но сейчас я увидел прямые черты, орлиный нос и ясные голубые глаза. – Что умеешь?
– Вот этим неплохо рублюсь, – вытянул я из ножен сабли, но, почувствовав напряжение остальных посетителей, убрал.
– И все? – разочарованно скривился Старший.
– Он чуть Младшего не завалил, – встала на мою защиту магиня.
– Ага, – поддакнул паренек, которого я якобы пытался убить, но если бы не тот финт, то лежать бы мне с пробитой шейкой. – Если бы не Колдунья, уделали бы меня.



Услышав такую характеристику, Старший посмотрел в мою сторону уже по-другому, как-то оценивающе, что ли.
– А я было подумал, Шрам совсем старым стал, – сказал он.
Да я ведь погоняло угадал, хотя, учитывая внешность, не так уж это сложно было. – Ну, с нами пойдешь?
– Условия?
– Контракт стандартный, – попивая пиво, ответил уже другой наемник. – За год – полсотни полновесных. Далее. В битве кого-то зарубил – амуниция с трупа твоя, если продаешь – десять процентов в общак, остальное себе. Крепость или город берем – те же десять процентов в общак, остальное добро твое.



Я ненадолго задумался. В принципе приемлемые условия. Если мы будем участвовать хотя бы в трех сражениях и я не буду отлеживаться в окопе, то, может, и получится набрать необходимую сумму. Риск, конечно, велик, но деваться некуда. С одной стороны, прижимают Шрам и неизвестный заказчик. С другой – мне нужны, просто необходимы немалые деньги, а где их еще в таком положении достанешь?
«Одумайся, – пропищал бы ангелок. – Война – гиблое дело. Это не твой мир, ты в нем чужой, но идешь убивать тех, кто жил здесь жизнь. Зачем?»



«Не слушай этого педофила, – откликнулся бы рогатый. – Да и выбора у тебя нет. Разве что из страны ноги делать, но где ты другую Академию найдешь?»
Ну да, вариантов особо не наблюдается. Да и с ангелом, то бишь отголоском совести и морали, соглашаться не стоит. Я уже шесть лет живу в Империи и, надо признаться, полюбил эту страну. Нет, не людей, а именно страну. Ну если не всю, то ту полянку, где мы жили с учителем. Да и от Ройса во мне что-то еще живо, а он бы все сделал, чтобы не пустить врага на родную землю. Совесть я вполне могу задушить этими аргументами. А деньги по-другому мне не достать.



«Вот это правильно, – улыбнулся бы демон, а ангел, нахмурившись, исчез бы со звучным хлопком. – Вперед, навстречу наживе и приключениям!»
– Согласен, – сказал я наемникам. – Где подписать?
Не убирая от лица кружки с пивом, наемник протянул мне слегка помятый пергаментный лист. На нем неаккуратным почерком было выведено несколько основополагающих пунктов, самые важные из которых мною уже услышаны. Ничего нового здесь не обнаружилось. Разве что несколько уточняющих дополнений, таких как «…в случае смерти рекрута деньги отправляются его семье или «указать». Я, понятное дело, поставил на месте пропуска прочерк. Ну и остальные нюансы также не меняли общей картины. Забабахав аккуратный автограф, я вернул лист наемнику. Тот, даже не поглядев, упихал его в торбу и продолжил потягивать ячменное.



– Меня зовут… – хотел я представиться, но меня прервала магиня:
– Будешь Добряком. Слишком уж мордашка добренькая, да и глаза такие же.
Я ненадолго выпал в осадок, а потом решительно отверг такое предложение.
– А чего так? – закатила глаза Колдунья.
– Не люблю кличек, у меня имя есть, – якобы обиделся я.
– Пф-ф. Тогда будешь Занудой.
Наемники рассмеялись, а я уже обиделся по-настоящему. Оценив мою физиономию, магиня выдала:
– Ну точно – Зануда.



Мои новые сослуживцы грохнули, а я стоял и хмурился. Первым пришел в себя Старший, оно и понятно, ему по должности положено.
– Куда определять-то его будем? – скорее у себя, чем у кого-либо еще, спросил генерал. Хотя я и не уверен, что в негосударственной армии именно такие звания. – Может, тебя в третью сотню к штурмовикам? Ты как, на острие атаки справишься?
Серьезный вопрос. Пришлось задуматься. Из школьного курса истории известно, что на острие сшибаются самые рискованные парни. Фактически – мясо. Но вот в местных реалиях все немного менялось. Первыми в бой вступали «консервные банки», пробивная тяжелая пехота, стремящаяся разбить строй врага и передать инициативу своим магам.



Понятное дело, что человека, носящего два меча вместо одного, хотят определить к этим рубакам. Вот только я же не мастер, рубающий всех направо и налево. Я под другое дело заточен, да и сабельками этими особо против латников не помашешь. Впрочем, закованным в многокилограммовую броню я себя тоже не вижу. Пользы ноль, а скорости лишусь начисто.
– Нет, – покачал я головой. – Не мое это.
– Уважаю, – кивнул Старший. – Обычно все только туда и рвутся.
Ах, ну да, первой линии тройной оклад идет, да и амуниция у них всегда самая лучшая. Выжил – считай разбогател.



– Тогда и не знаю, куда тебя девать. Поздновато записали, все десятки уже сформированы.
– Брат, а давай его ко мне, – предложил Младший.
– А не лопнешь?
– Обижаешь, – улыбнулся паренек.
Чем-то он мне напоминал Тома, такой же непоседливый и вечно с авантюрным оскалом.
– Да и сам посуди, не фланговикам же его отдавать!
Глава еще некоторое время помялся, а потом дал добро. Я и сам не заметил, как оказался на улице в компании с Младшим. Он мне что-то успешно втирал, а я шел и думал о своем. Очередная глава жизни закончилась: прощай, несостоявшийся убийца, – здравствуй, новобранец. И вот ведь какая ирония – сколько времени и сил было потрачено на получение военника на Земле, но, видать, от судьбы не уйдешь: служба найдет тебя везде, даже в другом мире.



– А у тебя уже все куплено? – ни с того ни с сего спросил парнишка.
– Да нет, – протянул я. – Как-то не собирался на войну отправляться.
– А что собирался? Хотя потом расскажешь, а сейчас – за мной!
Нет, ну точно – вылитый Том.
Для начала мы зашли в невзрачную лавку, где пожилая женщина за серебрушку продала мне походную миску, кружку и деревянную ложку. После того как с предметами первой необходимости разобрались, я тут же оказался у портных. В итоге за полушку, то есть за половину золотого, были приобретены: две пары штанов, три рубашки, одна из которых по обычаю была белой и надевалась только в бой. О деньгах я особо не парился. Карман приятно оттягивал мешочек, полученный от Плаща, а будущее искрилось радужными красками. Все-таки война – дело прибыльное даже для рядовых солдат, а наемники всегда имели больше.



Закончив бродить по лавкам, мы зашли к сапожнику, и вот здесь я впервые столкнулся с такой склизкой и зеленой сожительницей. Меня банально задавила жаба. Отдавать почти золотой за две пары ботфортов, пусть даже отличного качества, – это уже наглость. В итоге я торговался до хрипоты, но все же сбил цену на треть и, довольный, переоделся прямо в этом магазинчике. Изрядно побитый костюм, который скоммуниздил у дворянчика, продал, будучи человеком бережливым, тому же сапожнику. Так что обувку я получил фактически бесплатно.



По уже темнеющим улицам я теперь расхаживал в дешевых, но добротных одеждах, а ноги больше не ощущались забитыми в колодки.
– У тебя денег еще много? – поинтересовался Младший. Он не уставал травить байки и сдабривать их веселыми историями из походной жизни.
– Ну так, – не стал уточнять я. – Смотря для чего.
– Броньку прикупить нужно.
– Тогда прилично.
– Хорошо, – решил что-то для себя парнишка и уверенно повел меня в задымленный район. – Раз так – двинем к полуросликам.



После такого заявления что-то мне подсказало: скоро я останусь на мели.
Спустя четверть часа мы оказались в оружейной лавке. На стенах висело различное оружие, от булав до длинных копий, по стеночкам стояли манекены, еле выдерживающие вес тяжелых лат. И все изделия даже такому неопытному человеку, как я, казались чем-то невообразимым по сравнению с тем, что можно увидеть у человеческих кузнецов. Вроде все одинаковое, металл использовали тот же, да и вряд ли карлики как-то по-другому орудуют молотом, но результат поразительный. Оружие и доспехи просто излучали некую надежность и уверенность. Казалось, надень такую защиту – и ни одна стрела тебя не возьмет, возьми в руки подобный клинок – и под его взмахами ляжет любой неприятель.



– Нравится? – спросил внезапно появившийся представитель подгорного народа.
Его образ полностью соответствовал ожиданиям. Широченные плечи, непонятно как позволявшие ему проходить в дверной проем, руки, покрытые бугрящимися мышцами, и густая борода.
– Д-да, – с легкой запинкой ответил я.
– Могу что-то посоветовать?
– Нам нужна броня для вот этого воина, – влез Младший и ткнул в меня пальцем.
Гном покивал и, подперев подбородок кулаком, пару раз обошел нового покупателя. Под его цепким взглядом я чувствовал себя неуверенно, как будто меня оценивают, одновременно снимая мерки.



– Каким оружием сражаешься?
– Вот, – протянул я ему свои сабли.
Тот бережно принял их и стал так же пристально оглядывать, взвешивать, делать пробные взмахи… разве что на зуб не попробовал.
– Хорошие, – хмыкнул гном, делая очередной взмах. – Не наши, но и не имперские. Надо полагать, привезены с земель, лежащих за Бескрайними Песками?
– Да, – не стал врать я.
– Есть там умельцы, – как в пустоту произнес бородач. – Подходящего доспеха у меня нет.
Дела-а-а. Чтобы гном расписался в своей некомпетентности?!



– Но. – Как и следовало ожидать, сейчас начнет цену заламывать. – Сезонов девять назад глава одного из родов заказал в нашей гильдии комплекты амуниции для охоты на крупного зверя.
Тут полурослик щелкнул пальцами, и в помещении появился подмастерье. Он был несколько короче своего сородича и не столь бородат. Интересно, у них дети рождаются уже с этим украшением или приобретают его одновременно с возможностью ковать? В руках ученик держал нечто похожее на куртку-защиту для мотоциклистов. По рукам шли складки, а спина покрыта ребристыми узелками. Что-то тщательно вшивали, сразу видно.



– Вот. – Гном выхватил куртку и разложил на прилавке. – Кожа болотного змея из Диких Земель. На холоде не потрескается, а скользящий удар меча не оставит даже царапины. Вставки по спине, предплечьям и плечам сделаны из высококачественной стали. – Мастер понизил голос и продолжил уже шепотом: – С добавлением растертого когтя дракона.
Младший все это время стоял за нашими спинами и откровенно пялился на висящий под самым потолком длинный бастард. Не понимаю я этой страсти к прямым мечам. Сабля куда удобнее. Выпад, конечно, не такой сильный и точный, но зато маневра для защиты и контратаки куда больше.



– И сколько это стоит? – деловито спросил я.
– Да как можно! – картинно возмутился мастер.
Ну, понеслась…
– Даже не посмотрю на материалы, но сама работа. Вы только взгляните на изделие – не видно ни одного шва! И сами вставки – да они пластичны, как свежая бумага! А с какой душой все это было сделано! Не меньше шестидесяти!
Услышав названную сумму, я подобрался и перешел на гномий. Это был один из трех языков, на котором я мог свободно изъясняться. Все-таки в этом языке были самые хлесткие ругательства. Одно из них я опробовал в таверне у Шрама.



– Благородный мастер! – Едва по лавке пронеслись первые грубоватые звуки, Младший перестал дышать. Бородач тоже удивился, но виду не подал. – Как же вы можете так очернять своих собратьев? Разве можно вложить душу в изделие, сделанное по заказу? Нет, такое может подарить только истинное вдохновение!
– Речи твои мудры. Но не стоит пустословить. Наши мастера всегда вкладывают душу в молот, и поэтому наши доспехи и оружие крепки и надежны!
– С этим сложно поспорить. – Я скрестил руки на груди и напряг извилины. Раз уж начал торг, отступать нельзя – перестанут уважать. – Тогда скажи мне, мастер, кому ты продаешь свои изделия?



– Чаще воинам, реже – сторонним покупателям.
– Вот! И сейчас ты видишь перед собой двоих воинов, отправляющихся на поле брани.
– И что? – не понял гном.
– Послушай, мастер. Империя воюет, и мы, ее верные сыновья, складываем свои головы на полях сражений. Но только представь, что падет последний муж и на эти прекрасные земли ступят нимийцы.
– Торговать можно со всеми. – Бородач казался самой невозмутимостью, но я только начал.
– Это так. Но ты торгуешь с нами уже многие годы. Разве это не говорит о том, что между нашими народами сложились дружественные отношения? Ваши отпрыски учатся в нашей Академии, ваша гильдия не платит пошлину на ввоз материалов. Но можешь ли ты утверждать, что все сохранится на своих местах, когда падет император, а на трон сядет король варваров? Разве можешь ты предать дружбу двух народов? Задумайся о том, что, возможно, эта куртка решит исход сражения. А где победа в сражениях, там и победа в войне. Пятьдесят золотых!



Полурослик задумался, а у меня появилась возможность перевести дыхание и размять язык. Все-таки наречие подгорного народа обладает очень грубым и резким звучанием, что весьма непривычно.
– Я услышал тебя, – сказал мастер. – Я уважаю дружбу наших народов и уважаю воинов, независимо от роста и длины бороды. Каждый солдат достоин почитания. Пятьдесят пять золотых!
– Но…
Торговались мы еще примерно час, и в итоге я сбил цену до сорока девяти золотых. Забрав куртку, которая села как влитая, я раскланялся с гномом по имени Дирхид и покинул лавку. Карман больше ничто не оттягивало. Все деньги, полученные от выполненного заказа, ушли в новое дело. Во всяком случае я надеялся, что разорился не впустую и получу с войны больше, много больше. Младший же, еле оторвавшись от лицезрения бастарда, который стоил почти сотню полновесных, семенил рядышком и жадно пожирал глазами мою обновку. Что поделать, у него, как оказалось, был лишь простенький латный доспех. Именно такой вид брони был самым распространенным как среди обычных солдат, так и среди наемников. Правда, теперь мне придется стрельнуть у обозников какую-нибудь кольчужку. Надеюсь, никто против не будет. В крайнем случае сниму с нимийцев.







0 Комментариев и отзывов к аудиокниге Чужое сердце - Клеванский Кирилл

  • Главная
  • Правообладателям
  • Контакты
Не работает аудиокнига? Отключи Adblock. Читать >>>